История Древнего Египта

Культура Древнего Египта

16. Накопление научных знаний

Господство религиозной идеологии не смогло полностью подавить стремление человека хотя бы в некоторой степени объективно познать окружающую его природу.

В связи с этим появляется представление о «знании», как таковом, и о высокой ценности «знания», выделяющего «знающего» человека над всеми остальными людьми. Характерно, что в древнеегипетском языке появляется особое словосочетание «знающий вещи» (рех хету) для обозначения «образованного, ученого» человека, чаще всего писца. Так, автор одного «Поучения» говорит: «Сделаю все, что ты скажешь, если ты будешь знающим в писаниях. Углубись в писания и вложи их в свое сердце и тогда все, что ты скажешь, будет прекрасным. На какую должность ни назначат писца, он всегда будет обращаться к книгам».

Знания накапливались и передавались от старших поколений к младшим в особых школах. Это были либо придворные школы писцов, в которых учились дети аристократов-рабовладельцев, либо в период Нового Царства школы, находившиеся при центральных ведомствах, в которых готовились писцы-чиновники для данного ведомства, например, для царской сокровищницы. В этих школах царила строгая дисциплина, которая поддерживалась не только особыми «Поучениями», но и применением телесных наказаний. Так, в одном из поучений говорится: «О писец, не будь ленивым, а то тебя строго накажут... Не проводи в лености ни одного дня, а то тебя будут пороть. Ведь уши мальчика у него на спине и он услышит, когда его будут бить. Постоянно спрашивай совета и не забывай об этом».

Учеников обучают главным образом трудной и сложной грамоте, заставляя их переписывать с прописей ежедневно около трех страниц, чтобы они усвоили правописание, каллиграфию и стилистику. Сохранились упражнения начинающих писцов, содержащие поучения и образцовые, столь же поучительные письма. Существовали и высшие писцовые школы, носившие название «дом жизни». Развалины такого «дома жизни» были найдены в столице фараона Эхнатона. Во всех школах учеников обучали искусству правильной хорошей речи, своего рода ораторскому искусству. В «Поучении Птахотепа» говорится об обучении «незнающих знанию, правилам прекрасной речи». Таким образом, существовал определенный канон знаний, необходимых для образованного писца, что позволяло «узнать знающего по знанию его».

Развитие хозяйства, торговли и наблюдения над природой приводили к постепенному накоплению знаний, которые носили главным образом прикладной характер. Таковы знания в области математики, которые связаны с практической жизнью и должны были облегчить работу землемеров и строителей. Так, Аменемхет I установил границы номов на основании того, что «отмечено в книгах и находится в старых записях». В гробницах сохранились рисунки, изображающие обмер земли при помощи землемерной веревки. Результаты этих обмеров записывались писцами. Судя по математическим задачам, знания в области арифметики и геометрии использовались при определении площади поля, объема кучи зерна или вместимости амбара. Знание математики позволяло составлять схематические карты местности и примитивные чертежи. Математика была необходима для развития строительного дела. Грандиозные здания, в особенности пирамиды, могли быть построены лишь благодаря более или менее точным вычислениям.

От времени Среднего Царства сохранилось несколько математических текстов, в частности «Московский математический папирус». Эти тексты говорят о довольно значительном для того времени развитии математических знаний. Большим достижением было применение десятичной системы счисления. В письменности существовали особые знаки для обозначения чисел 1, 10, 100, 1000, 10 000, 100 000 и даже миллиона, обозначавшегося фигуркой человека, поднявшего руки в знак изумления. Характерно появление своеобразных единиц длины: палец, ладонь, ступня и локоть, между которыми древние математики установили определенные взаимоотношения. Математические знания находили свое применение и в искусстве. Чтобы нарисовать на плоскости фигуру человека, художник изображал квадратную сетку, в которую врисовывал тело человека, пользуясь знанием средних математических соотношений между длиной различных частей тела.

Способ применения четырех простых арифметических действий указывает на примитивность египетской математики. Так, например, при умножении пользовались способом последовательных действий. Чтобы умножить 9 на 8, надо было произвести четыре последовательных умножения на 2. Деление производилось при помощи умножения. Чтобы разделить 77 на 7, следовало установить, на какое число следует умножить 7, чтобы получить 77. Большое практическое значение имела геометрия. Египетские математики умели определять поверхность прямоугольника, треугольника, в частности равнобедренного, трапеции и даже круга, принимая величину я равной 3,16. В «Московском математическом папирусе» сохранились решения задач на вычисление объема усеченной пирамиды и полушария. Некоторые простейшие знания египтяне имели в области алгебры, умея вычислять уравнения с одним неизвестным, которое они называли «куча» (возможно, «куча зерна»).

Постепенно накапливались астрономические знания. Наблюдения над небесными светилами приучали отличать планеты от звезд и даже дали возможность установить своеобразную карту звездного неба. Такие звездные карты сохранились на потолках храмов и гробниц. В гробнице архитектора и вельможи времени XVIII династии Сенмута изображена интересная «астрономическая карта». В центральной ее части можно различить созвездия Большой и Малой Медведицы и известной египтянам Полярной Звезды. В южной части неба изображены Орион и Сириус (Сотис) в виде символических фигур, как обычно изображали созвездия и звезды египетские художники. Замечательные звездные карты и таблицы расположения звезд сохранились и на потолках царских гробниц XIX и XX династий. При помощи таких таблиц расположения звезд, пользуясь пассажным, визирным инструментом, два египетских наблюдателя, сидящие в направлении меридиана, определяли время ночью. Днем для определения времени пользовались солнечными или водяными часами (позднейшая клепсидра). Древними картами расположения звезд пользовались и позднее, в греко-римскую эпоху; такие карты сохранились в храмах этого времени в Эдфу и в Дендера. Астрономические знания дали возможность египтянам создать особый календарь. Египетский календарный год делился на 12 месяцев, содержащих по 30 дней каждый, причем к концу года добавлялось 5 праздничных дней, что давало 365 дней в году. Таким образом, египетский календарный год отставал от тропического на четверть суток. Эта ошибка в течение 1460 лет становилась равной 365 дням, т. е. одному году.

Медицина и ветеринария получили в Египте значительное для того времени развитие. В папирусах Среднего и Нового Царства сохранился перечень древних рецептов для лечения различных болезней. Накапливая и используя множество эмпирических наблюдений, египетские врачи, однако, не смогли полностью отрешиться от древней магии. Так, один знахарский сборник заговоров, составленный специально для «излечения» больных детей, предназначен был для детских врачей и матерей. Лечение при помощи лекарства нередко соединялось с магическими заклинаниями и обрядами. Но ознакомление с внутренним строением человеческого тела, облегчавшееся вскрытием трупов при мумификации, давало возможность врачам присматриваться к строению и функционированию человеческого организма. Так постепенно появляются первые знания в области анатомии и термины для обозначения частей тела и органов человека (позвоночник, сердце, сердечная мышца, желудок, кишечник). В медицинских текстах дается и своеобразная методика лечения, требующая от врача осмотра больного, определения симптомов, установления диагноза и способа лечения. Существовала и особая врачебная этика. Врач должен был открыто сказать больному относительно возможности его излечения, применив одну из трех возможных формул: 1) «Это болезнь, которую я могу вылечить»; 2) «Это болезнь, которую я, может быть, смогу вылечить»; 3) «Это болезнь, которую я не смогу вылечить». Врачи специализировались по отдельным видам болезней, пользуясь особыми лечебниками по хирургии, глазным болезням и гинекологии. Описание ряда болезней и их симптомов позволяет предполагать некоторые знания в области диагностики. В египетских медицинских текстах описываются желудочно-кишечные заболевания (дизентерия, болезни, вызванные глистами), болезни дыхательных путей (хронический кашель — бронхит, астма), глазные болезни (блефарит, конъюнктивит, трахома, катаракт — «поднятие воды в глазах»), накожные болезни (гангрена, жировые опухоли, мокрая экзема), «опухоль одного дня», главным признаком которой был «острый зуд во всем теле или на одном месте» (возможно, аллергия или уртикария), кровотечения различного происхождения, ревматизм, скарлатина и многие другие болезни. В руководствах по гинекологии описывались ранние и поздние роды, а также указывались средства «распознать женщину, которая может родить, от той, которая не может». В одной гробнице Древнего Царства сохранились изображения различных операций (рук, ног, колен). В более позднее время хирургия достигла значительно большего развития. В одном хирургическом тексте описываются ранения разных частей тела: черепа, носа, подбородка, ушей, губ, горла, гортани, ключиц, плеч, груди, грудной клетки, позвоночника. На стене храма в Ком-Омбо сохранились изображения хирургических инструментов. Названия некоторых болезней, а также фармакология, основанная на продолжительном опыте, свидетельствуют о довольно значительном развитии египетской медицины. Ее достижения были широко использованы авторами медицинских трактатов античного мира. На появление первых попыток теоретических обобщений указывает учение о кровообращении и о тех идущих от сердца «22 сосудах», которые, по мнению египетского врача, играли определенную роль в жизни человеческого организма и в ходе болезни. В этом отношении характерны следующие слова из медицинского папируса Эберса: «Начало тайны врача — знание движения сердца и знание сердца. Сосуды в нем, которые ведут к каждому члену. На что ни положит свои пальцы каждый врач, каждый чистый жрец богини Сохмет, каждый заклинатель, на голову, на затылок, на запястье, или на место сердца, или на обе руки, или на обе ноги, или на какую-либо другую часть тела, он почувствует нечто от сердца (идущее), так как сосуды от него (идут) к каждой части тела».

Так постепенно развивалась пытливая мысль человека, мало-помалу освобождаясь от господства религиозно-магического миропонимания.