История Древнего Египта

Культура Древнего Египта

2. Литература

Художественная литература египтян своими корнями восходит к устному народному творчеству глубокой древности — к началу Древнего Царства. Большое количество сохранившихся благодаря наличию письменности произведений египетской литературы свидетельствует о высоком уровне развития культуры, о таланте египетского народа. Литературные произведения почти всегда анонимны. Традиция окружает ореолом святости имена древних мудрецов, которым приписывается та или иная повесть, сказка или поучение. В некоторых случаях сохранились имена писцов, которые переписали, слегка изменив, древний литературный или религиозный текст. Особенно характерна живучесть древних сюжетов, литературных мотивов и форм, которые сохраняются в течение веков в силу господства консервативной идеологии. Религия и жречество считают почтенным и богоустановленным, почти священным то, что выдержало бремя тысячелетий и образовало «классический» фонд культурных ценностей. Наибольшего развития египетская литература достигает в период Среднего Царства, которое считается временем «классического» расцвета литературы.

Элементы народного творчества отразились в пословицах, песнях и сказках. К сожалению, очень мало поговорок дошло до наших дней. Такова, например, очень характерная поговорка: «Уста человека спасают его, но слова его могут его заставить покрыть свое лицо (от стыда)». Большой простотой и безыскусственностью отличаются песни, тексты которых сохранились на стенах гробниц. Однообразный и монотонный ритм этих песен сопровождал тяжелый труд земледельца, грузчика и пастуха. Такова же и песня молотильщиков:

Молотите для себя, молотите для себя,

Быки, молотите для себя.

Молотите солому себе на корм,

Молотите зерно для ваших хозяев.

Не давайте себе отдыха,

Ведь прохладен сегодня день.

Иероглифические тексты кратких трудовых песен наносились на стены гробницы рядом с изображенными тут же работающими людьми. Это был как бы живой аккомпанемент к тем сценкам труда, которые незамысловато передавал египетский художник. В глубокой древности появились сказки, часто сохраняющие сюжеты, выхваченные из народной жизни, отражающие быг и мировоззрение земледельцев. Они облечены обычно в форму народной речи, впоследствии подвергшейся художественной литературной обработке. К концу Среднего Царства относится папирус Весткар, содержащий сборник сказок о чудесах, которые совершают при царском дворе прославленные чародеи. Автор умело использует характерную для народных сказок фантастику, заставляя своего чародея отрезать у живого гуся голову, затем ставить ее на место и воскрешать убитую птицу. Особенно характерен рассказ о чудесном рождении царей V династии от таинственного брака солнечного бога с женой жреца. Этот литературно обработанный рассказ отражает стремление жречества утвердить учение о божественном происхождении царя и царской власти и тем самым оправдать захват власти фараонами V династии. Этот сборник сказок отредактирован в период Среднего Царства, на что указывает упоминание людей из среднего слоя населения (неджес) и характерный для этого времени литературный язык.

Типичные для народного творчества эпизоды земледельческой жизни и патриархального быта, переплетающиеся с причудливой религиозной фантастикой, встречаются в сказках и более позднего времени. Таковы «Сказка о двух братьях» и «Сказка о правде и кривде», составленные в эпоху Рамессидов. Мотивы злой жены и невинного юноши, которого она старается обольстить, чудесных превращений главного героя и, наконец, торжества незаслуженно страдающего праведника проходят через всю «Сказку о двух братьях»; эти мотивы сохранились не только в египетской литературе, они были заимствованы позднее другими народами. В обеих названных сказках героем является невинный и праведный страдалец. В «Сказке о двух братьях» он носит имя «Душа хлеба», а в «Сказке о правде и кривде» — «Правда». Очевидно, в обоих случаях этот литературный образ связан с религиозным образом земледельческого бога умирающей и воскресающей природы, которого изображали в виде прорастающих колосьев и считали благим, «прекрасносущим» (Уннефер-Онуфрий) богом живительной влаги, жизненных сил природы и загробного правосудия. Обе эти сказки подверглись литературной обработке в период Нового Царства. Они написаны простым, несколько скупым языком этого времени. Их основная мысль — конечное торжество добра.