История Древнего Египта

Египет позднего времени

1. Экономика и общественный строй

Продолжительные войны, которые фараоны XVIII—XIX династий вели в Передней Азии, в особенности большая война с хеттами, привели страну к упадку. Некогда могущественное Египетское государство стало распадаться на отдельные части. Фиванские первосвященники, захватившие в свои руки царскую власть, в начале XI в. до н. э. образовали теократическое государство в Южном Египте с центром в Фивах. Хотя верховные жрецы и претендовали на господство во всей стране, они не смогли удержать в повиновении Дельту, где образовалось независимое государство с центром в Танисе. Египет, ослабленный внутренней борьбой, вскоре стал добычей иноземных завоевателей, ливийцев, которые в качестве наемников проникли в Египет и в египетскую армию. Их вожди, командовавшие обособленными и многочисленными отрядами ливийцев, входивших в состав египетского войска, заняли влиятельное положение не только в армии и в военном управлении, но также и в стране. Они стали командовать гарнизонами в крупнейших крепостях Северного Египта и вскоре укрепились в качестве начальников в ряде крупных городов, в частности в Гераклеополе. Один из ливийских военачальников, Шешонк I, захватил царскую власть и основал XXII династию.

Хотя Египет и переживал время упадка noлитического влияния по сравнению с блестящим расцветом Египетского государства предшествующих времен, хозяйственная жизнь в стране не замерла. Большое значение имел дальнейший прогресс в области металлургии, вытеснившей технику обработки камня. С большим мастерством в эту эпоху, судя по многочисленным памятникам материаль­ной культуры, делали египтяне самые различные предметы из бронзы, в частности изящные статуэтки, инкрустированные тонкими серебряными и золотыми нитями. Статуэтки египтянки и царицы Каромамы, относящиеся к ливийско-эфиопской эпохе, являются прекрасными образцами этой сложной инкрустационной техники. Возможно, что для инкрустаций пользовались также и платиной. Найденный в Танисе серебряный саркофаг царя Пасебхана и 9 серебряных сосудов, а также обнаруженные там же несколько позднее серебряный гроб и 4 маленьких серебряных гроба и замечательные золотые маски Пасебхана и Шешонка свидетельствуют о замечательных достижениях в области художественной обработки драгоценных металлов. Римский писатель Плиний сообщал, что «египтяне окрашивали серебро». Весьма возможно, что он имел в виду применение черни, на что указывает небольшой бронзовый ящичек XXV династии, украшенный чернью. Статуэтки, сосуды, оружие делаются почти исключительно из металла. Бронза постепенно вытесняется железом, которое доставляют в Египет из Передней Азии, а может быть, из района Эгейского моря. При раскопках города Джерара в Южной Палестине, недалеко от границ Египта, были найдены железоплавильные печи, а также орудия и оружие, сделанные из железа. В самом Египте было обнаружено много железных предметов. В Фивах нашли шлем и целый набор инструментов оружейника. Судя по ассирийской форме шлема, эти железные предметы относятся ко времени завоевания Египта ассирийцами. В могиле Шешонка, фараона XXII династии, найдено железное «священное око», вправленное в золотой браслет, и железный подголовник. Железные орудия и железное оружие — ножи, топоры, долота, мотыги, скребки и наконечники стрел — обнаружены в развалинах Дафнэ и Навкратиса, относящихся к VII в. до н. э. Особенно интересно то, что в Навкратисе были открыты остатки мастерской по выплавке железа (VI в. до н. э.).

Высокого развития достигло и ткацкое дело. Возникли особые центры текстильного производства, например Ахмим, а впоследстви Мемфис. Прядильщики и ткачи были объединены в особые замкнутые профессиональные группы, напоминающие цехи. Существовал даже особый культ богини ткацкого дела Таит и среднеегипетского бога ткацкого дела по имени Хедж-хетеп (Белый доволен). Была известна техника окрашивания тканей (сохранились шерстяные окрашенные ткани, относящиеся к VII—III вв. до н. э.). Большого совершенства достигло фаянсовое производство. Из фаянса делали разнообразные предметы домашнего обихода, украшения и статуэтки, достигающие 25 см высоты. В особенности интересна техника изготовления фаянса с третьим дополнительным слоем, а также твердого стекловидного фаянса со свинцовой глазурью. К предметам роскоши, которые изготовлялись для богачей и для вывоза за границу, относятся и различные благовония и умащения. В это время умели делать особое масло из белых лилий, которое, в частности, служило для помазания чиновников при назначении их на должность.

Можно проследить по документам дальнейшее развитие и усложнение торговли. В Египет все чаще прибывают иноземные торговцы. Египтяне, как и прежде, вывозят из Палестины и Финикии необходимые им товары. В «Отчете о путешествии Уну-Амона в Сирию» подробно описывается покупка в Библе дерева для постройки священной ладьи бога Амона. В этом литературном произведении рассказывается, как египтяне в период XXI династии вели торговлю с Финикией. Множество судов шло из Сидона в Дельту Нила, в город Танис и поддерживало торговлю с неким Баркетелем, очевидно, крупным финикийским торговцем. Наряду с широкой внешней торговлей существовала и мелкая розничная торговля. В папирусе Лансинга говорится о доставке товаров из Финикии и в то же время описывается тяжелая участь торговцев, которые плывут вниз и вверх по реке, перевозя товары «из одного города в другой». Очевидно, в данном случае имелся в виду мелкий розничный торговец, который не был особенно обеспеченным и в значитель­ной степени страдал от притеснений таможенных чиновников. Начиная со времени XXI—XXII династий, товары при торговых операциях обменивались на серебро, которое имело форму слитков. Серебро в документах этого времени носит название «отлитого» или «очищенного». Очевидно, государство уже пыталось установить весовые серебряные деньги стандартного типа и заботилось о сплаве этого серебра, что давало возможность государственной власти регулировать внутреннюю торговлю. В некоторых документах XXI династии фиксируется продажа рабов, земельных участков, зерна, ладана и мирры. Все эти товары продаются на серебро. Деловые документы XX династии указывают на значительный рост цен на зерно, что объясняется хозяйственным и политическим кризисом. Но цены на землю были очень низкими — арура земли (2735 м2) продавалась за 1 дебен (91 г) серебра.

Характерным для этой эпохи является развитие торговых взаимоотношений со странами, расположенными к западу от Египта, в частности с западными оазисами эль-Харге, эль-Дахле и Сива. В одной надписи времени фараона Шешонка говорится об организации орошения и управления в оазисе эль-Дахле. Как тот оазис, так и оазис эль-Харге подчинялись одному общему правителю, который, очевидно, был ливийцем. Первые крупные египетские постройки в оазисе Сива были возведены при фараоне Амазисе. Очевидно, через оазис Сива проходил один из больших торговых путей, который вел из Египта на запад. Возможно, что именно в эту эпоху египтяне стали прокладывать первые торговые пути в Кирену и еще далее на запад — в Карфаген. Находки разнообразных египетских изделий этого времени на северном побережье Африки, и в частности в Карфагене, ясно указывают на то, что египетская торговля со странами Средиземноморья в эту эпоху особенно усиливается.

Развитие торговли способствовало дальнейшему имущественному и классовому расслоению. Все большее количество богатств сосредоточивалось в крупных храмовых владениях и в руках отдельных богачей, главным образом чиновников и жрецов. В документах позднего времени говорится о продаже рабов, причем иногда указывается их иноземное происхождение (сириец). Поскольку ослабление страны не давало возможности египетским фараонам этого времени вести завоевательные войны, иноземные рабы все в меньшем количестве попадают в Египет, что приводит к повышению стоимости рабов. В эпоху XIX династии рабыня продавалась за 4 дебена 1 ките серебра (373,1 г), а в период XXI династии стоимость раба достигла 20 дебенов серебра (1820 г). Храмы, жрецы, крупные чиновники и купцы сосредоточили в своих руках большое количество земель. Богачи скупают земли у крестьян, что приводит к дальнейшему распаду сельских общин и разорению мелких собственников как в деревне, так и в городе. Все больше укрепляется представление о частном землевладении, постепенно переходящем в право частной земельной собственности. Богатые аристократы завещают земельные владения, целые поместья своим детям. Так, например, Иувалот, сын Осоркона III, занимавший должность верховного первосвященника храма Амона в Фивах, указывает в своем завещании, что он оставляет в наследство своему сыну поместье размером в 556 арур {1520,66 га). В этом же завещании точно указывается, у кого были куплены эти земли, причем оказывается, что они были скуплены Иувалотом, главным образом у землевладельцев, воинов и горожан. Иногда скупка земель превращалась в откровенный захват крестьянских владений богачами или царским дворцом. В документе времени XXII династии один жрец жалуется на незаконный захват у него колодца и, очевидно, прилегающего к нему земельного участка. Сохранилось много документов ливийской и саисской эпохи, в которых фиксируется продажа земельных участков самых различных размеров (2,10, 33 и 100 арур). Этот же факт находит свое отражение и в художественной литературе. В «Поучении Аменемопе» автор говорит: «Не удаляй пограничного камня с границ поля... Не стремись к захвату локтя земли и не нарушай границы (земельного участка) вдовы».

Сосредоточение больших земельных владений в руках отдельных богачей и разорение общинников, потерявших свои земельные наделы, приводит к развитию арендных отношений. В том же «Поучении Аменемопе» упоминается человек, «который раздает людям земельные участки в аренду». В демотических текстах саисского времени содержатся интересные сведения об аренде земельных участков, особенно распространенной среди храмовых земледельцев. Жестокая эксплуатация рабов и бедняков, разорение и ограбление некогда свободных общинников приводили к восстаниям. Документы, сохранившиеся от этого времени, глухо упоминают об острых формах классовой борьбы. Так, Шешонк I (941—920 гг. до н. э.) посылает одного чиновника, начальника округа, для установления порядка в оазисах, где произошло восстание, очевидно, в связи с незаконным захватом крестьянских земель. В большой надписи Осоркона, первосвященника храма Амона, описывается крупное восстание, происшедшее в царствование Такелота, когда «годы проходили в борьбе и каждый схватывал своего соседа». В 570 г. до н. э. в Египте вновь вспыхивает восстание, во главе «мятежников» становится Яхмос, который свергает фараона Априя (Уах-иб-Ра) и захватывает в свои руки царскую власть.

В обстановке острой социальной борьбы некоторые цари пытаются смягчить чрезмерно обострившиеся классовые противоречия. Греческие историки сохранили воспоминания о царе Бокхорисе (по-египетски Бакнеренеф, 732—726 гг. до н. э.), который запретил частным лицам обращать в рабство египтян — несостоятельных должников и разрешил свободную продажу земли. Египетский царь Яхмос II (Амазис), по словам Геродота, «издал для египтян закон, по которому каждый египтянин обязан был ежегодно указывать областному начальнику все свои средства к жизни; тот, кто этого не сделает или кто не может показать, что он живет законными средствами, наказывался смертью». Геродот при этом отмечает, что греческий реформатор Солон заимствовал этот закон у египтян и что «Египет наслаждался (в это время) полным довольством». Греческий историк изображает Яхмоса II как социального реформатора, который провел ряд реформ, имевших своей целью ограничить произвол богачей.

Характерной чертой общественного строя этого времени является наследственность должностей и профессий и образование в силу этого замкнутых общественных групп жрецов, воинов и некоторых ремесленников. Вслед за жрецами, которые выделились в замкнутую социальную группу и сосредоточили в своих руках крупные поместья и богатства начиная с XXII династии, образуется замкнутая группа воинов, которые получают от царя земельные наделы. Военные колонисты селятся главным образом в Дельте. Способствуя обособлению и усилению таких социальных групп, государственная власть стремилась укрепить рабовладельческое общество и государство, которое в результате резкой классовой борьбы начинало давать все более глубокие трещины.