История Древнего Египта

Египет позднего времени

4. Объединение Египта саисскими правителями

В Саисе начиная с 685 г. до н. э. правил Псамтик, потомок Тефнахта, происходивший из ливийского аристократического рода. Опираясь сперва на Ашшурбанипала и будучи верным союзником ассирийцев, он сумел объединить под своей властью весь Египет и основать новую XXVI династию, получившую название саисской по имени города Саиса, ставшего столицей страны. При фараонах этой династии Египет снова достиг некоторого процветания. Это было последним и на этот раз кратким и слабым расцветом египетской независимой государственности и культуры.

В саисскую эпоху получила большое развитие внешняя торговля Египта. При фараоне Нехо были предприняты работы по сооружению канала, соединявшего Нил с Красным морем, что должно было установить непрерывный водный путь из Египта в Нубию и еще дальше в страну Пунт. Геродот рассказывает, что Нехо приказал построить флот как на «северном», т. е. Средиземном, так и на Красном морях, и что по приказу фараона финикийские моряки совершили плавание вокруг Африки, которое длилось три года и увенчалось успехом. Египетские надписи подтверждают факт возобновления торговых связей Египта со странами Восточной и Внутренней Африки. В Фивах были обнаружены плиты с изображением кораблей, везущих нубийские товары в Египет. Во главе этой флотилии находился корабль Амона, которым командовал египетский «начальник кораблей» Самтауи-Тефнахт, живший при Псамтике I. Около Абу-Симбеля была найдена греческая надпись, в которой говорится, что египетские войска, среди которых были и греческие наемники, поднялись «выше Керкиса». Очевидно, это была военная экспедиция в Нубию, предпринятая при Псамтике II и достигшая района 2-го порога Нила. Все это указывает на укрепление торговых связей Египта с областями Восточной, Южной и Внутренней Африки и на использование для этой цели как сухопутных, так и морских торговых путей.

Особенно усилились торговые и культурные связи Египта с карийско-лидийскими племенами Малой Азии, а также с обширным греческим миром, главным образом с ионийцами. Еще в VIII в. до н. э. милетские купцы и колонисты построили в западной части Дельты укрепленную торговую факторию. При Псамтике I близ Каноба был сооружен лагерь для греческих наемников. Раскопки обнаружили в восточной части Дельты крупный торговый поселок ионийцев, носивший название Дафнэ. В западной части Дельты были раскопаны остатки крупного греческого поселения Навкратис, которое, по словам Геродота, было построено египетским фараоном Амазисом. Здесь были обнаружены разнообразные и многочисленные произведения искусства и предметы быта, привезенные греческими торговцами или сделанные в греческом стиле на месте, в Египте, поселившимися здесь греческими ремесленниками. Многочисленные изделия в греческом или своеобразном греко-египетском стиле развозились торговцами по всем соседним странам и были найдены во время раскопок в различных районах Средиземноморья.

Египет, ослабленный долголетними войнами, опустошительными нашествиями ассирийских войск и продолжительной междоусобной борьбой, уже не мог выставлять многочисленных армий, необходимых для поддержания внешнеполитического престижа Египта в Азии. Саисские фараоны были вынуждены в значительной степени опираться на малоазийских и греческих наемников, которые, очевидно, составляли главное ядро их войск. В одной египетской надписи времени фараона Уах-иб-Ра (Априя) говорится о восстании «ливийских, азиатских, греческих и иноземных наемников», которые угрожали фараону уйти в Нубию. Другая надпись повествует о том, что фараон Уах-иб-Ра стоял во главе армии, в которой было «бесчисленное множество греков». Греческие историки, в частности Геродот, обращают большое внимание на проникновение греческих торговцев и наемников в Египет, на «греческую ориентацию» саисских фараонов и на культурное сближение, которое в те времена происходило между греками и египтянами. Очевидно, эти факты имели большое значение для греков и для развития их торговли и колонизации в VII—VI вв. до н. э. В связи с этим возникло много легенд и сказаний, которые приводит Геродот. Так, например, он рассказывает, что оракул предсказал Псамтику I, что с моря придут «медные люди», т. е. карийцы и ионийцы, облаченные в медные доспехи, которые окажут ему помощь.

Развитие внешней торговли и укрепление экономических связей Египта с греками привели к развитию древнейших форм денежного хозяйства, монетного дела и ростовщичества. Временный экономический подъем Египта способствовал обогащению правящего класса рабовладельческой аристократии, главным образом жречества, ливийской военной знати, малоазийских и греческих торговцев и в некоторой степени иноземных наемников. Надписи этого времени указывают на большие богатства, скопившиеся в храмах. Так. например, один крупный вельможа, «наследственный князь, единственный друг (царя), начальник дворца, главный врач, начальник золотой казны, великий во дворце и почитаемый в царском доме ... Пефнефдинейт» в своей надписи говорит, что он передал абидосскому храму 1 тыс. арур (2735 га) земли. Саиеские фараоны тратили огромные средства на восстановление древних храмов и постройку новых. Они жертвовали храмам большие земли, рабов, скот, сельскохозяйственные продукты, как видно из надписи Априя, найденной в Митрахинэ. Больше того, фараоны иногда передавали земли, принадлежавшие отдельным частным лицам, в собственность храмов. Так, например, начальник гарнизона острова Элефантина Несухор передал Мендесскому храму свое поместье в 10-м верхнеегипетском номе, которое ему пожаловано было царем, очевидно, по указанию царской власти.

Саисские фараоны в своей внутренней политике были вынуждены лавировать между военной ливийской знатью, египетским жречеством и греческими поселенцами и торговцами. Ведя борьбу с влиятельным египетским жречеством, а также с теми многочисленными, почти независимыми князьками, которые все еще продолжали претендовать на некоторую самостоятельность, саисские фараоны для укрепления своей власти должны были опираться на иноземных, главным образом малоазийских и греческих наемников. Так, например, Псамтик I, вступив на престол, пытался опереться на греческих наемников и торговцев. Фараон Амазис, по словам Геродота, «любил эллинов, некоторым из них сделал много добра, а переезжающим в Египет отвел для поселения город Навкратис». Навкратис получил от саисских фараонов целый ряд привилегий. Он считался единственным «местом торговли для иноземцев». Многие греческие города построили в Навкратисе храмы своим богам. Навкратис получил, наконец, нечто вроде торговой автономии. Он имел право назначать собственных «блюстителей тамошней торговли». Раскопки Флиндерса Петри, произведенные на месте древнего Навкратиса, дали богатый материал для характеристики греческого влияния на Египет в эту эпоху. Чтобы полностью подчинить себе фиванское жречество, Псамтик I принудил верховную жрицу Амона, «супругу бога» Шепенопет II, признать его дочь Нейтикерт своей дочерью, что было зафиксировано в особом документе.

В своей внешней политике Псамтик I старался поддержать Ассирию, могущество которой клонилось к упадку. Псамтик I был обязан своим возвышением ассирийскому царю. К тому же он был заинтересован в сохранении Ассирийского государства, поскольку предпочитал слабую Ассирию сильному Вавилону, постоянно угрожавшему Египту и его влиянию в Передней Азии. Очевидно поэтому Псамтик не только принял решительные меры, чтобы отразить нашествие скифов у границ Египта, но и преследовал их на территории Палестины. Больше того, около 616 г. до н. э., когда Набопаласар двинулся против Ассирии, египетские войска появились около Евфрата, чтобы поддержать стоявшее на краю гибели Ассирийское царство. Еще более энергично пытался помочь Ассирии Нехо, сын Псамтика. Вступив на престол в 611 г., он двинул свои войска на помощь Ассирии, чтобы общими усилиями снова захватить Харран. Египетско-ассирийским войскам удалось захватить Кархемыш. Однако Навуходоносор нанес под Кархемышем поражение объединенным войскам египтян и ассирийцев. Раскопки в Кархемыше обнаружили любопытные следы пребывания в этом городе египтян и греческих наемников. В развалинах одного дома были найдены египетские бронзовые статуэтки, алебастровые и фаянсовые сосуды, глиняные отпечатки с именем Нехо, бронзовое кольцо с именем Псамтика, наконец, бронзовый ионийский щит с изображением Горгоны.

Псамтик II (595 — 589 гг. до н.э.) продолжал филэллинскую политику своих предшественников. При нем связи Египта с Грецией стали еще более прочными, чем раньше. Геродот рассказывает, что элидяне прислали к Псамтику II послов, чтобы спросить у египтян совета о наилучшем устройстве олимпийских состязаний. Геродот, который всегда был рад случаю отметить мудрость древних египтян и высокий уровень развития их культуры, сообщает, какой остроумный ответ дали египтяне элидским послам. Следующие саисские фараоны Уах-иб-Ра (Априй) и Яхмос II (Амазис) принуждены были продолжать эту политику. Сохранившееся изображение Априя в коринфском шлеме указывает, что даже в одежде этот фараон пытался подражать грекам. Его грекофильская политика вызвала недовольство египтян. В его царствование произошло восстание, которое возглавил один из его военачальников Яхмос (Амазис). Яхмос встал во главе мятежников, разбил войска Априя, состоявшие главным образом из греческих наемников, и захватил царскую власть. Но все же Яхмос II был вынужден продолжать прежнюю политику. Он женился на гречанке из Кирены и поддерживал дружеские связи с Поликратом Самосским и Крезом, царем Лидии. Он делал щедрые дары греческим храмам, покупая тем самым дружбу, помощь и поддержку греков. Активность его внешней политики нашла свое отражение в одной вавилонской надписи, в которой упоминается о наступлении египетских войск и приводится имя «Амасу». Однако возможно, что это были лишь пограничные стычки. Более серьезным было продвижение Амазиса в Восточном Средиземноморье, где он захватил остров Кипр. Характерно, что влияние египетского искусства на кипрское было весьма значительным.

Но это уже были последние годы существования независимого Египетского государства. На востоке выросла мощная Персидская держава, стремившаяся объединить под своей властью наследие ассирийских царей. Египет же был слишком слаб, чтобы отразить нашествие персидских войск. Вскоре после смерти Яхмоса II персидский царь Камбиз в 525 г. до н.э. вторгся в пределы Египта, разбил в битве при Пелузиуме египетские войска, сверг с престола Псамтика III и завоевал некогда могущественное, а ныне лежавшее в развалинах древнее царство фараонов.