История Древней Греции

Древняя Греция

ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ, Эллада, древняя страна на юге Балканского полуострова с примыкающим с востока Эгейским архипелагом, населённая древнегреческими племенами (в основном совпадает с территорией современной Греции). История Древней Греции охватывает период с середины 3-го до конца 1-го тысячелетия до н. э. В понятие «Древняя Греция» включаются также территории расселения древних греков в период греческой колонизации 1-й половины 1-го тысячелетия до н. э.: западная береговая полоса Малой Азии, часть острова Кипр, район черноморских проливов и побережья Чёрного и Азовского морей, на юге – северо-восточная оконечность Африки (Киренаика, современная Ливия), а на западе – южное побережье Италии и восточная часть Сицилии; на европейской территории также юг Галлии (современная Франция) и северо-восточное побережье Испании.

Территория и население. Разделение территории Древней Греции на три региона было обусловлено естественными природными границами: Северная Греция (до Фермопильского ущелья), Средняя (до перешейка Истм) и Южная (Пелопоннес), а эти регионы, в свою очередь, делились горными хребтами на ряд исторических областей, названия которых происходят нередко от наименования племён, их населявших: в Северной Греции – Эпир, Македония и Фессалия; в Средней Греции – Акарнания, Этолия, Фокида, Беотия и Аттика; в Южной Греции (Пелопоннесе) – Элида, Ахайя, Арголида, в центре этого региона – Аркадия, на самом юге – Мессения и Лаконика. Горный ландшафт в значительной степени определил форму социальной организации древних греков: в долинах, разделённых горами, возникали независимые общины, ставшие основой городов-государств (полисов) классической эпохи.

Эгейское море, на востоке сплошь усеянное островами, создавало возможность безопасного плавания от берегов Балканской Греции к Малой Азии. Ионическое море на западе отделяло Грецию от Италии и Сицилии. Береговая линия Балканской Греции особенно изрезана на востоке. Здесь много природных гаваней, поэтому историческое развитие греков особенно интенсивно протекало в восточных областях.

В этническом и языковом отношении древние греки принадлежали к группе индоевропейских народов, чьей прародиной предположительно считается район Центральноевропейского плато, верхнее и среднее течение Дуная. Самоназвание древних и современных греков – эллины, откуда и название страны – Эллада. «Греками» в глубочайшей древности, по-видимому, называлось одно из северо-западных греческих племён, которое частично переселилось в Южную Италию. Позднее римляне перенесли название «греки» на весь народ эллинов.

В истории Древней Греции обычно выделяют следующие периоды: крито-микенскую эпоху (около 2500–1150 до н. э.) – время возникновения первых цивилизаций на Крите, а затем и в Балканской Греции; «тёмные века», или гомеровскую эпоху (1150–800 до н. э.), – период временного регресса, вызванного очередным передвижением племён; архаическую эпоху (800–500 до н. э.) – время вторичного возникновения цивилизации в Древней Греции в форме городов-государств (полисов); классическую эпоху (500–336 до н. э.) – период расцвета греческих городов-государств (прежде всего Древних Афин); эпоху эллинизма (336–30 до н. э.) – период греко-македонской экспансии на Восток, формирования и развития так называемых эллинистических государств вплоть до их поглощения Римом.

Крито-микенская эпоха (около 2500–1150 до н. э.) – период эгейской культуры. Первым очагом цивилизации в Древней Греции стал остров Крит, культура и история которого получили известность благодаря раскопкам английского археолога А. Эванса (с 1900 года). Им были открыты как древнейшие поселения, продолжавшие традиции халколита (энеолита), так и более развитые, относящиеся к собственно бронзовому веку. Некоторые из этих поселений превратились в большие конгломератные структуры, которые условно именуются дворцами. Самое крупное из поселений этого типа обнаружено у города Кносс и названо по имени легендарного критского правителя дворцом Миноса. Отсюда же было взято Эвансом и определение всей древней культуры Крита как минойской. Эванс разработал хронологию этой культуры, разделив её на три периода: раннеминойский (2400–2000 до н. э.), среднеминойский (2000–1550 до н. э.) и позднеминойский (1550–1150 до н. э.) В раннеминойский период уровень древних земледельческих поселений был весьма примитивен. Это небольшие родовые посёлки, жилищами служили полуземлянки или небольшие хижины, при изготовлении орудий использовались как камень, так и бронза, сосуды делались без применения гончарного круга. В среднеминойский период возникли первые дворцовые комплексы, наиболее значительные – в Кноссе и Фесте. Бронза вытесняла камень, сосуды стали изготавливаться с помощью гончарного круга. Формировались государства раннемонархического типа, среди которых первенствующее положение занял Кносс.

Около 1600 года до н. э. древние дворцы были разрушены то ли в результате какого-то природного катаклизма (землетрясения), то ли вследствие вторжения с севера чужеземцев. В развалинах древних дворцов А. Эванс обнаружил глиняные таблички, написанные неизвестными знаками. Эта древнейшая письменность получила название линейного письма. Спустя некоторое время дворцовые комплексы были восстановлены, но в начале следующего, позднеминойского, периода (около 1400 до н. э.) их постигла новая катастрофа. В развалинах так называемых новых дворцов были найдены таблички, также исписанные линейным письмом, но несколько иного типа. Древнейшую группу этих табличек стали обозначать как линейное письмо А, более позднюю – как линейное письмо Б. Табличек с линейным письмом А обнаружено несколько сотен, табличек с линейным письмом Б – несколько тысяч, причём таблички этого типа найдены не только на Крите, но и в Балканской Греции, в Пилосе и Микенах. Линейное письмо А до сих пор не разгадано, тогда как линейное письмо Б было дешифровано английскими лингвистами М. Вентрисом и Дж. Чедвиком (1952 год). Язык табличек линейного письма Б оказался древнейшим вариантом греческого языка. Принимая во внимание особенности линейного письма А и его судьбу, можно сделать вывод, что это линейное письмо было изобретением местного, автохтонного населения (так называемых этеокритян). Созданные этим населением древние дворцы были разрушены пришельцами с севера, вероятно греческим племенем ионийцев, которые расселились по Криту и заимствовали элементы критской культуры, приспособив, в частности, критскую письменность к нуждам своего языка. Разрушение так называемых новых дворцов могло быть связано с новой волной греческих переселенцев, возможно племени ахейцев. Вероятно, ко времени установления греческого господства на Крите относится предание о кносском царе Миносе и его державе, колонизации критянами островов и побережья Эгейского моря и временном покорения ими Аттики.

Греческие племена не были исконным населением Балканского полуострова. Они появились здесь в начале 2-го тысячелетия до н. э. и постепенно продвигались с севера на юг. Наиболее крупными из этих племён были ионийцы и ахейцы. К середине 2-го тысячелетия до н. э. они практически заселили юг Балканского полуострова, истребив, ассимилировав или вытеснив древнейшие местные племена пеласгов, лелегов, карийцев и другие. Примерно тогда же греки стали расселяться по островам Эгейского архипелага и основали свои первые поселения на малоазийском побережье. По образцу хронологии, разработанной А. Эвансом для древней культуры Крита, позднее была создана хронология для Балканской Греции. Древнейший период её истории был также разделён на три отрезка: раннеэлладский (2500–1900 до н. э.), среднеэлладский (1900–1550 до н. э.) и позднеэлладский (1550–1150 до н. э.) периоды. Собственно греческая история начинается на рубеже раннеэлладского и среднеэлладского периодов, то есть примерно в начале 2-го тысячелетия до н. э. В это время в стране появилось множество укреплённых поселений греков, причём некоторые из них выросли в крупные центры, которые по аналогии с критскими также называют дворцами. Но, в отличие от критских дворцов, древнейшие греческие центры (поскольку они возникали в условиях завоевания) были укреплёнными цитаделями с крупными постройками-дворцами в центре. Такие крепости обнаружены в разных областях греческого мира: Иолк в Фессалии, Орхомен и Фивы в Беотии, Афины в Аттике, Пилос, Микены и Тиринф в Пелопоннесе. Особенно хорошо изучены Пилос и Микены. В Микенах раскопки вёл Г. Шлиман (с 1876 года). Здесь на микенском акрополе открыты древнейшие, так называемые шахтовые, гробницы, в некоторых из них обнаружены костяки и богатый инвентарь (золотые маски, передающие портретные черты покойных, много оружия из бронзы с золотой инкрустацией, ювелирные изделия и прочее). У подножия акрополя найдены более поздние купольные гробницы, начало сооружения которых датируется соответственно: шахтовых – 1600 до н. э., купольных – 1500 до н. э., а возведение дворцов – 1400 до н. э. Эта греческая культура эпохи бронзы именуется микенской. Её формирование происходило под сильным влиянием более древней критской культуры, а расцвет относится к концу позднеэлладского периода.

Археологические исследования, письменные материалы, представленные большим числом глиняных табличек линейного письма Б, и, наконец, древние реминисценции в гомеровском эпосе дают возможность реконструировать социальный и политический строй микенских центров. Это были небольшие государства с достаточно развитой социальной и политической иерархией. На вершине социальной пирамиды – царь (ванака) и его военно-бюрократическое окружение (военачальник – лавагета, чиновники средней руки – тереты и басилевсы и прочие), ниже – свободные общинники, владевшие наделами и обязанные служить в войске. Привилегированную часть этого среднего слоя составляли ремесленники, кузнецы и оружейники, жившие при дворце. В основании пирамиды – довольно многочисленные рабы, которые использовались в различных сферах производства и в качестве челяди. В структуре этих древних ахейских государств причудливо переплетаются элементы монархии и общинного быта. Последнее находит выражение во встречающихся на глиняных табличках упоминаниях о «дамосе» – народе, под которым надо понимать либо отдельную сельскую общину, либо всё свободное население. Отсюда колебания у современных исследователей в оценке микенской государственности: одни сопоставляют её с передневосточными государствами – Аккадом, Вавилоном, Ассирией и другими (в отечественной историографии – Я. А. Ленцман), другие – с позднейшей собственно античной государственностью (А. И. Тюменев, С. Я. Лурье). Этот вопрос остаётся открытым.

К концу позднеэлладского периода относится и первое крупное событие греческой истории, достоверность которого не подлежит сомнению, – совместный поход греков в северо-западную часть Малой Азии против города Трои, или Илиона (так называемая Троянская война, 1193–1183 годы до н. э. по наиболее надёжной хронографической традиции). Вскоре после этого наступил закат крито-микенской цивилизации. Его причиной стало новое переселение индоевропейских племён с севера, затронувшее не только Балканский полуостров с примыкающими островами, но и Малую Азию, Ближний Восток и даже Египет. В египетских документах эти явившиеся с севера враждебные племена именуются народами моря. В ходе этого переселения произошло также вторжение на Балканский полуостров новой волны греческих племён, которое по названию наиболее крупного племени – дорийцев – именуется дорийским переселением или завоеванием. Дорийцы разграбили и разрушили большую часть центров микенской Греции. Часть прежней ионийской и ахейской знати была истреблена, часть слилась с завоевателями, а часть переселилась за пределы Балканской Греции на восток, на побережье Малой Азии и даже на далёкий Кипр. Дорийцы и другие пришедшие с ними греческие племена стояли на более примитивной стадии развития, чем ранее расселившиеся на юге Балканского полуострова ионийцы и ахейцы. Дорийское завоевание вызвало падение культуры и привело, в частности, к забвению древней линейной письменности. Признаками упадка отмечена общественная жизнь даже в тех областях Эллады, которые непосредственно не были затронуты дорийским вторжением (например, Аттика).

«Тёмные века», или гомеровская эпоха (1150–800 до н. э.). Принятое в историографии двойное наименование этого периода обусловлено как состоянием источников, так и отношением к ним современных учёных. Одни справедливо отмечают, что в исторической традиции греков почти не сохранилось упоминаний о сколько-нибудь значимых событиях этого времени, за исключением отдельных сообщений об основании новых поселений на малоазийском побережье. Отсюда принятое у части современных историков название этого периода – «тёмные века». При этом нередко внимание учёных сосредоточивается на не слишком богатых археологических находках, преимущественно керамике. Другие полагают, что для реконструкции социальной жизни греков в этот период можно привлечь данные гомеровского эпоса, вследствие чего появляется понятие гомеровской эпохи. Проблема гомеровского эпоса, то есть происхождения и состава двух поэм – «Илиады» и «Одиссеи», относящихся к теме Троянской войны, – не простая. Споры ведутся относительно личности легендарного творца этих поэм Гомера, о жанре самих произведений и достоверности сообщаемых в них сведений. Всё же можно утверждать, что поэмы «Илиада» и «Одиссея» были созданы на рубеже 9–8 веков до н. э., то есть на рубеже гомеровского и архаического времени, что их фабула относится к древнейшему предприятию микенских греков – Троянской войне, а значительная часть бытовых подробностей заимствована автором (или авторами) из более позднего времени. Поэтому только с известной осторожностью можно воспользоваться этими данными для реконструкции социального строя греков эпохи «тёмных веков». В результате комбинирования данных гомеровского эпоса с данными археологии создаётся достаточно достоверная картина жизни и быта греков той эпохи – это было время застоя.

После гибели микенских центров ведущей социальной ячейкой стала независимая сельская община, верхушку которой составляла родоплеменная знать. Знатные семьи владели лучшими и большими по площади участками земли (теменосами), тогда как простые общинники имели меньшие наделы (клеры). Знатные люди, возглавлявшие общину, именуются у Гомера басилеями. Это могли быть единоличные вожди или небольшие группы знатных лидеров. Все дела в общинах решала знать (аристократия), между тем как крестьянская масса была практически бесправна. Из этой массы постепенно выделялись более крепкие хозяева, «мужи многоклерные», и бедняки, потерявшие свои наделы, – «мужи бесклерные», вынужденные поддерживать своё существование трудом батрака. Ещё ниже этих батраков – фетов – стояли нищие и, наконец, рабы. Упоминания о нищих и рабах достаточно часты у Гомера, что свидетельствует о далеко зашедшем процессе имущественной и социальной дифференциации.

Период застоя был относительно недолгим. Население в массе своей осталось прежним, сохранившим как основные технологические навыки (возделывания почвы, обработки дерева и металла, изготовления керамических изделий), так и культурные традиции (религиозные представления и мифологические сказания). Сохранилась значительная часть древней знати (в Аттике, Малой Азии), которая была носителем обретённых ранее интеллектуальных ценностей. Гибель дворцовых центров обернулась, с одной стороны, культурным регрессом, с другой – стала предпосылкой нового развития, поскольку сельские общины избавились от тягостной опеки древних монархий и порождённых ими бюрократий. Наконец, появилась важная технологическая новация – знакомство греков с пришедшей с востока (из Малой Азии) техникой обработки железа. Уже в 10 веке до н. э. греки широко стали использовать железо, которое вытеснило бронзу и придало импульс технологическому и экономическому прогрессу. Хотя основным видом занятий оставалось земледелие, формировались как особые отрасли ремесло и торговля. Обмен, который первоначально носил натуральный характер, начал производиться посредством меновых единиц, которыми служили крупный рогатый скот, отдельные ремесленные изделия (треножники, котлы, металлические брусья) и даже предшественники монеты – небольшие желудеобразные слиточки золота, так называемые таланты и полуталанты. Из массы деревенских посёлков начали выделяться более крупные (обычно в приморской области, рядом с естественной гаванью), которые становились первыми городами в новом социологическом смысле, то есть как центры ремесла и торговли. Такие протогорода археологически прослеживаются на малоазийском побережье и близлежащих островах (Смирна, Хиос), а у Гомера примерами таких ранних городов служат: в «Илиаде» (в песне ХХIII) – безымянный город, где земледелец или пастух может приобрести железо для изготовления необходимых орудий труда; в «Одиссее» (VI–VIII) – город сказочных мореходов феаков, располагающий гаванями и арсеналами с корабельными принадлежностями. К концу этого периода стремительно развиваются торговые отношения между формирующимися у греков новыми городами, с одной стороны, и древними передневосточными центрами (городами Лидии, Сирии, Финикии) – с другой. Восточная культура оказала сильное воздействие на греков. На рубеже 10–9 веков до н. э. греки заимствовали у финикийцев (вероятно, на Кипре) алфавитное письмо и приспособили его к нуждам своего языка. Процесс усвоения новой письменности был столь стремителен, что уже через столетие оказалось возможным составить письменную версию гомеровских поэм. Впрочем, существует точка зрения, определяющая распространение алфавитного письма у греков и запись гомеровских поэм более поздним временем.

Архаическая эпоха (800–500 до н. э.). На рубеже 9–8 веков в Греции ускорился экономический и социальный прогресс, важнейшим проявлением которого стало окончательное становление города как центра ремесла и торговли. В особенности бурно развивались города Ионии, области на западном побережье Малой Азии, где активно происходило взаимодействие греческой и передневосточной цивилизаций. Воздействие восточной культуры ощущалось как в материальной, так и в духовной сфере: формирование города сопровождалось у греков развитием новых архитектурных форм, новациями в изобразительном искусстве, науке и философии, и повсюду свою роль сыграло плодотворное взаимодействие культур. Экономический прогресс нашёл своё выражение в более конкретных формах – в совершенствовании ремёсел, опиравшихся на новую технологическую базу (железо), в развитии внутренней и межгородской торговли, что привело к успехам в мореплавании и кораблестроении (изобретение якоря, специализация типов кораблей, военных и торговых, и т. п.), наконец, в выработке точных мер объёма и веса и в изобретении (также, впрочем, не без восточного влияния) чеканной монеты. Согласно античной традиции, первыми стали чеканить монету правители Лидии (в Малой Азии), от них в 7 веке до н. э. чеканку монеты заимствовали их соседи – греки в Ионии, а оттуда эта практика распространилась и на другие экономически развитые центры Греции (Эгина, Коринф, Афины).

Однако экономический прогресс на первых порах обернулся социальными метаморфозами и трудностями для широких слоёв населения. Торговля и деньги разъедали традиционное земледельческое хозяйство, приводили к сильнейшей имущественной дифференциации. Основываясь на тексте поэмы Гесиода «Труды и дни» (рубеж 8–7 веков до н. э.), можно сделать вывод, что в греческой деревне стремительно шёл процесс размежевания: выделялись сильные хозяйства, но многие разорялись и нищали. Крестьянство страдало от растущего малоземелья, от долгов и долговой кабалы. Всё это оборачивалось обострением социальных отношений в каждой общине. Протестное движение крестьянства смыкалось с выступлениями городского населения, как правило, утратившего связь с древними родоплеменными структурами и потому стоявшего вне политической жизни. Народ (демос) выступал против политического засилья родовой знати, требуя радикальных экономических и политических реформ.

Результатом этого общественного брожения стало широкое демократическое движение, нередко именуемое в литературе «архаической революцией». Основными моментами этого движения на ранней и поздней стадиях были законодательные реформы. На ранней стадии они нередко проводились особыми социальными посредниками – эсимнетами, которых община наделяла чрезвычайными полномочиями. Таковы были Эпимен в Милете (в Ионии) и Питтак в Митилене (на острове Лесбос), а также, по существу, все ранние законодатели – Залевк в Локрах Эпизефирских (Южная Италия), Харонд в Катане (Сицилия), Драконт и Солон в Афинах. Первые реформы состояли в составлении письменных законов, упорядочении судопроизводства, установлении гарантий личной свободы и в этой связи облегчении положения должников, наконец, в реорганизации политического строя, целью которой было если не полное устранение из политической жизни родовой знати, то, по крайней мере, ограничение её роли и передача важнейших полномочий институтам рождающейся демократии – народному собранию, государственному совету и народному суду.

Важными сопутствующими явлениями были колонизация и тирания. Во многих общинах избыточное аграрное население более или менее организованно выселялось в заморские колонии. На развитие колонизационного процесса также влияли интересы торговли и ремесла, заинтересованность ведущих городских кругов в налаживании торгового обмена с периферийными народами. Ещё одной причиной служили политические распри, в особенности недовольство младших аристократических семей или отдельных знатных отпрысков своим положением и желание поправить его участием в заморской авантюре. Основание греками колоний в 8–6 веках до н. э. приобрело такой размах, что затронуло все регионы Средиземноморья и Причерноморья. Греческие колонии были выведены: на западе – в Южную Италию (Кумы, Регий, Сибарис, Кротон, Тарент) и Сицилию (Сиракузы) и даже ещё дальше – в Южную Галлию, в устье реки Родан (ныне Рона; Массалия); на юге – в северо-восточную Африку (Кирена); на северо-востоке – в зону проливов (Халкедон, Византий) и на всё побережье Чёрного моря (Истрия, Ольвия, Херсонес Таврический, Пантикапей, Фанагория, Диоскуриада, Синопа, Гераклея Понтийская). В силу такого размаха, а также ввиду важных последствий для жизни греческой метрополии этот процесс получил название Великой греческой колонизации.

Когда же недовольные своим положением отказывались покидать родину и ситуация обострялась, возникали условия для выступления сильной личности, честолюбивого демагога, который увлекал массу недовольных различными обещаниями и при их поддержке захватывал власть. Так появилась раннегреческая тирания (само слово, очевидно, было заимствовано греками у восточных соседей, из Лидии или Фригии, для обозначения нетрадиционной монархической власти). Тиранические режимы известны во многих городах Балканской Греции: в Коринфе – правление Кипсела и его потомков, в Сикионе – Орфагора и его преемников, в Мегарах – Феагена, в Афинах – Писистрата и его сыновей. На греческом Востоке оставили след в традиции правления Фрасибула в Милете и Поликрата на Самосе, на греческом Западе, в Сицилии, – жестокая тирания Фалариса в Акраганте и правление в Геле и Сиракузах последовательно сменявших друг друга братьев Дейноменидов – Гелона, Гиерона I и Фрасибула. Тираны, как правило, были выходцами из аристократической среды, но, преодолевая сопротивление прочей знати, обрушивались на неё с репрессиями. Их политика приводила к уменьшению слоя древней аристократии, к падению её политической роли. В этом заключалось историческое значение раннегреческой тирании: по-своему она подготавливала будущее торжество демократии, хотя окончательное утверждение последней было обусловлено предварительным устранением самой тирании.

Заключительным моментом этого достаточно длительного процесса явились реформы, в результате которых обрёл окончательную форму новый тип социально-политической организации – гражданская городская община, город-государство, полис. Само слово «полис» семантически аналогично русскому «город». Оно может последовательно обозначать примитивное городище, служившее убежищем для племени, более развитый протогород и город как центр ремесла и торговли, общину населяющих его граждан и, наконец, образованное этой общиной государство. Особенностями полиса были: во-первых, корпоративное единство уроженцев данной области – свободных граждан, чёткое правовое разграничение между ними и чужеземцами – неполноправными переселенцами или вовсе бесправными, но всё более умножавшимися в числе рабами; во-вторых, элементарное, обусловленное самим ландшафтом единство города и примыкающей сельской округи, связанных взаимовыгодным обменом продуктов и обеспечивающих автаркичное, самодовлеющее существование общины; в-третьих, политическая независимость такого организма, присущее ему качество самостоятельного государства; в-четвёртых, характерная для граждан идеологическая общность, закреплявшая их противостояние остальному населению (гражданский патриотизм, любовь к отеческой земле, почитание домашнего очага и могил предков, культивируемое гражданами в своей среде равенство перед законом [исономия] и равное право на политическую активность, на выступление [исегория]). Совокупность этих качеств придавала греческому полису исключительную жизнеспособность и устойчивость, так что он мог продолжать существовать даже после утраты политической независимости, в качестве автономной единицы большого территориального государства – эллинистической монархии или Римской державы. Исторически различаются два типа полиса – демократический и олигархический. Классической моделью первого были Афины, второго – Спарта. Различие в процессе их формирования изначально определялось ситуацией, связанной с дорийским завоеванием. В Аттике, которую дорийцы обошли стороной, процесс образования государства носил имманентный характер, тогда как в Спарте большую роль сыграло именно завоевание. После временного. упадка и децентрализации древнего политического сообщества в Аттике возобновилось поступательное политическое развитие, опорой для которого стало возникновение близ древней цитадели нового города – Афин. Начавшееся объединение аттических земель отражено в традиции как древний синойкизм – сселение части населения, в первую очередь знатных семейств, в один центр и возникновение общеаттических органов власти. Часть античного предания (Фукидид, Аристотель, Плутарх) связывала этот синойкизм с инициативной ролью легендарного аттического героя и царя Тесея. Однако общая мифологическая и хронографическая традиция относит Тесея ещё к микенскому времени (чаще всего к 13 веку до н. э.), вследствие чего связь этого героя с позднейшим синойкизмом должна быть отвергнута. Одновременно с развитием города шло образование первоначальных сословий – земледельцев (геоморов), ремесленников (демиургов) и знати (евпатридов). Разложение сельских общин, обеднение крестьянства, страдавшего от долгов и малоземелья, привело в Афинах, как и повсюду в Греции в архаический период, к обострению социальной обстановки и началу демократического движения. Его провозвестниками стали распря в среде самой аристократии (так называемая смута Килона, около 630 года до н. э.) и первый опыт письменного законодательства – законы архонта Драконта (621 год до н. э.). Главными этапами формирования афинского демократического полиса стали реформы Солона (594–593 годы до н. э.), тирания Писистрата и его сыновей (560–510 годы до н. э.) и реформы Клисфена (508 до н. э.). Основная масса народа – коренное население Аттики – отстояло свою свободу и сформировало гражданский коллектив, чётко отграниченный от чужеземцев – переселенцев (метеков) и рабов.

Иная картина наблюдается в Спарте. Завоевание дорийцами Лаконики привело к порабощению местного ахейского населения, что было закреплено первоначальной законодательной реформой, связанной с именем Ликурга. Традиция приписывает этому легендарному законодателю, жизнь которого относят ко времени рубежа 9–8 веков до н. э., всеобъемлющее преобразование социального и политического строя Спарты: наделение землёй господствующего сословия спартиатов и лично свободного, но неполноправного слоя периэков; прикрепление местного земледельческого населения к наделам спартиатов, учреждение для последних своего рода мужских товариществ – сисситий; наконец, оформление системы управления в следующем составе: народное собрание (апелла), совет старейшин (герусия), два царя, исполнявших функции верховных жрецов и военачальников, и контрольный комитет из пяти эфоров. Продолжение дорийцами Лаконики завоевательной политики привело в 8–7 веках до н. э. к подчинению ими соседней Мессении, земля которой была поделена между спартиатами, а население прикреплено к их наделам. Таким образом, в Спарте завершилось формирование особого варианта полисной, корпоративной структуры: гражданскими правами пользовались только потомки дорийцев-завоевателей, спартиаты; за ними закреплялись в наследственное пользование участки земли с прикреплённым к ним земледельческим населением, полукрепостными-полурабами илотами. Привилегированный статус спартиатов подчёркивался тем, что они не должны были заниматься ни земледелием, ни ремёслами – их единственным занятием было военное дело. Коренное отличие спартанского полиса от Афин заключалось в том, что в Спарте гражданская корпорация включала в себя только дорийцев-завоевателей, между тем как основная, гораздо большая по числу масса местного населения, занятая производителным трудом, была низведена на положение подневольного (илоты) или зависимого (периэки) слоя и осталась вне этой корпорации. Отсюда особая жёсткость корпоративного строя в Спарте; по существу гражданское общество здесь являло собой военный лагерь, всегда готовый к подавлению любого демократического движения, и в первую очередь восстаний илотов. Отсюда же целенаправленная внешняя политика Спарты, ориентированная на создание дружественного блока государств, одинаково заинтересованных в сохранении консервативных социально-политических традиций. К концу 6 века до н. э. эта цель была достигнута посредством организации Пелопоннесского союза.

Классическая эпоха (500–336 до н. э.). Формирование греческих городов-государств в основных чертах завершается к исходу 6 века до н. э., и сразу же эти новообразовавшиеся государства подверглись тяжёлому испытанию. Ещё в середине 6 века до н. э. на восточных рубежах греческого мира появилась враждебная сила – персидская держава Ахеменидов. Его цари не только подчинили себе страны Переднего Востока и Египет, но и начали наступление на греческие города. При Кире II были подчинены города на побережье Малой Азии (546), при Камбизе II персы покорили остров Самос (522 до н. э.), а Дарий I начал наступление на Балканскую Грецию. Затеянный им скифский поход (512 до н. э.) хотя и не достиг своей прямой цели – разгрома племенного союза причерноморских скифов, но имел следствием утверждение персов в зоне черноморских проливов и подчинение Фракии и Македонии. Этой ситуацией воспользовались древние торговые конкуренты греков – финикийцы, чьи суда стали бороздить воды Эгейского моря. Ограничения торговой активности, с одной стороны, и политический гнёт, в особенности вследствие насаждения персами зависимых от них тиранических режимов, – с другой, вызвали возмущение ионийских греков (Ионийское восстание, 500–494 годы до н. э.). Это событие открыло длительную полосу греко-персидских войн (500–449 до н. э.). Растянувшиеся на полстолетия, эти войны подтвердили жизнеспособность новой греческой цивилизации и обеспечили ей всемирно-исторический успех. В борьбе с персами мир греческих общин продемонстрировал высокую степень политической организации (подтверждение тому – создание общеэллинского союза в 481 году до н. э.) и выдвинул целую плеяду выдающихся военно-политическихх лидеров, в числе которых были афиняне Мильтиад, Фемистокл, Аристид, Кимон и спартанцы Леонид и Павсаний. В особенности велика была роль Афин, которые сначала вместе со Спартой руководили отражением чужеземного нашествия, а затем единолично возглавили наступление греков на азиатские владения персов. В итоге победоносное отражение греками вторжений персов на Балканский полуостров (победы при Марафоне в 490 до н. э., при Саламине в 480 до н. э., при Платеях и Микале в 479 до н. э.) обеспечило не только самим грекам, но и последующим европейским государствам возможность свободного самостоятельного развития, хотя и проложило разграничительную черту между Азией и Европой, что на многие века негативно сказалось на процессе взаимодействия и сближения цивилизаций Востока и Запада.

Победа в греко-персидских войнах имела важные последствия для развития греческих полисов как в сфере социально-экономической, так и в политическом отношении. Благодаря успешным войнам выросла экономика греческих городов, которая теперь окончательно перешла на античный путь развития за счёт массового использования обращённых в рабство чужеземцев. Наводнение городов военнопленными рабами привело к внедрению рабского труда во все сферы социальной жизни: в добывающую промышленность (в рудниках и каменоломнях), в различные ремёсла, где к концу 5 века до н. э. возник особый тип большой мастерской, использовавшей труд рабов, – эргастерий, даже в сферу кредита, финансовых операций, где, наряду с собственно финансистами, ростовщиками-трапезитами, появились их доверенные агенты из числа рабов. В домах богатых людей возросло число челяди, тоже рабов (служанок, поваров, флейтисток и т. д.). Даже в государственной жизни широко использовался труд рабов (в качестве канцеляристов, а в Афинах также и полицейских). Такими полицейскими были закупленные афинским правительством в Причерноморье (около 476 до н. э.) 300 рабов-скифов (позднее их число было доведено до 1000). Они жили в особых казармах, носили традиционную одежду (пёстрые шаровары, кафтан, башлык) и сохраняли привычное вооружение (лук и небольшой меч), а их главной обязанностью было поддержание порядка в общественных местах, для чего их снабжали дополнительным орудием – бичом. Именно рабство стало тем фундаментом, на котором выросло здание античного гражданского общества. Благодаря рабству значительная часть свободных людей в греческих городах получила возможность жить, не обременяя себя физическим, производительным трудом, а наличие материально обеспеченного досуга стало основанием для развития высокой гуманитарной культуры, для пышного расцвета творческой деятельности художников, писателей, учёных. Отличительным признаком свободного человека, гражданина стало, по определению Аристотеля, наличие достаточного досуга (схолэ). Показательно, что слово «схолэ» стало также обозначением таких явлений культурной жизни, как учёная беседа, лекция наставника-философа, научный трактат, наконец, само помещение, где люди предавались интеллектуальным занятиям. В Новое время через латинское посредство (schola) это слово стало обозначением главного образовательного учреждения – школы.

С успехами в войнах с персами было связано и другое важное явление в жизни древнегреческого общества – развитие демократии в передовых в экономическом отношении полисах. Особенно велико было значение успехов демократии в Афинах. Здесь сложился характерный для демократии политический строй, опирающийся на понятие народного суверенитета и соответствующие институты – народное собрание, государственный совет (Совет 500) и народный суд (гелиэя). Для граждан обеспечивалось не только политическое равноправие, но и реальная возможность участия в общественной и политической жизни. Это достигалось широкой социальной политикой, включавшей в себя оплату должностей, выдачу денег из так называемого зрелищного фонда – теорикона для посещения театральных представлений, организацию строительных работ, вывод избытка аграрного населения в военно-земледельческие колонии (клерухии), наконец, привлечение богатых граждан к несению повинностей в пользу народа (литургии). Большую роль в организации и осуществлении этой социальной программы сыграл лидер афинской демократии Перикл, деятельность которого приходится на 460–430 годы до н. э. При нём окончательно оформились не только собственно демократия в Афинах, но и её важное внешнеполитическое объединение – Делосский союз (позднее Афинский морской союз), возникший в 478/477 до н. э. как объединение морских полисов, заинтересованных в победоносном завершении войн с персами. Усилиями его лидера – Афин – этот союз скоро превратился в Афинскую державу, ставшую важным источником материального благосостояния Афинского государства и орудием афинской внешней политики, нацеленной на достижение гегемонии в Элладе.

Афинские претензии на политическое лидерство в Греции вызвали, однако, противодействие со стороны другого сильного государства – Спарты. Последняя с тревогой следила за усилением Афин, опасаясь роста демократических тенденций в опекаемых ею городах Пелопоннеса. К Спарте стали обращаться за помощью те греческие общины, которые опасались посягательств Афин на их независимость. В микрокосме греческих полисов произошло размежевание: если развитые морские полисы (главным образом ионийские) тяготели к Афинам и до поры до времени оставались в орбите их влияния, то более консервативные общины (дорийцев и эолийцев) симпатизировали олигархическому строю Спарты и ожидали от неё защиты. Политический раскол дополнялся экономическим соперничеством между Афинами и торговыми центрами Пелопоннесского союза – Коринфом и Мегарами, а также идеологическим противостоянием афинской демократии и спартанской олигархии. Результатом этого соперничества стала межгреческая Пелопоннесская война (431–404 годы до н. э.), явившаяся не только столкновением двух ведущих полисов Эллады – Афин и Спарты, не только противоборством двух блоков государств – Афинского и Пелопоннесского, но и конфликтом двух разных исторических тенденций – торгово-демократической и аграрно-консервативной. В этом конфликте победа осталась за второй: Пелопоннесский союз не только сумел измотать Афины, слишком понадеявшиеся на свою финансовую и морскую мощь, но и привёл их к полному военному разгрому. Поражением окончилось вторжение афинян в Сицилию (415–413 годы до н. э.), что обернулось для них огромными, практически невосполнимыми потерями, а десять лет спустя афинский флот был окончательно разгромлен спартанцами при Эгоспотамах (в Геллеспонте, 405 год до н. э.). Одна из главных причин поражения Афин – непрочность созданного ими державного единства, Афинского морского союза, который развалился вскоре после неудачи в Сицилии. Сказались также неровность и непоследовательность афинского руководства войной. На заключительном этапе талантливому, но непоследовательному военно-политическому лидеру афинян Алкивиаду с успехом противостоял наделённый твёрдой волей спартанский флотоводец Лисандр, победитель при Эгоспотамах. Большую роль при этом сыграло вмешательство Персии в греческие дела. В конце войны персы финансировали строительство спартанского флота, благодаря чему спартанцы добились решающего перевеса. По миру, заключённому в 404 году до н. э., Афины должны были согласиться на практически полное разоружение и отказаться от претензий на какое бы то ни было лидерство в греческом мире.

Победа Спарты в Пелопоннесской войне не создала никакой принципиально новой политической системы в Греции. Для множества морских полисов, входивших в Афинский морской союз, торжество Спарты означало только смену гегемона (вместо Афин – Спарта). Истощённые войной греческие города вступили в полосу длительного и острого социально-политического кризиса. Он был подготовлен исподволь предыдущим экономическим развитием: рост крупного рабовладельческого хозяйства приводил к разорению мелких свободных производителей, крестьян и ремесленников. Длительная Пелопоннесская война усугубила этот процесс, стимулировав спекуляцию, рост крупных состояний, с одной стороны, и разорение мелких хозяйств – с другой. Имущественная дифференциация содействовала социальному расколу, так что, по словам Платона, в каждом греческом полисе образовались два противостоящих друг другу лагеря – бедных и богатых, готовых истребить друг друга. Кризис социальный углублялся кризисом политическим. Обнищавшая масса граждан требовала вспомоществования от полисного государства, а естественный в таких условиях переход от народного ополчения к наёмной армии предъявлял дополнительные требования к государственной казне. Да и сам переход к использованию наёмных отрядов был чреват опасностью для полисного государства ввиду очевидной нелояльности наёмников. Упадок финансового и военного ведомства сопровождался упадком суверенных органов власти: народное собрание и суды становились ареной сведения социальных счётов, а вместо принципиальных политических лидеров трибуну в народном собрании заняли ораторы-демагоги. К этому добавился ещё и кризис традиционной полисной идеологии. Знамением времени стала массовая аполитичность, то есть равнодушие граждан к судьбам своего государства-полиса. В среде простого народа развивалось увлечение утопическими мечтаниями о мире всеобщего равенства и достатка (эти настроения нашли яркое отражение в пьесах афинского комедиографа Аристофана «Законодательницы» и «Богатство»), тогда как полисная элита мечтала о сильном единоличном правителе, способном положить конец внутренним смутам и объединить страну ради завоевательной кампании на Востоке (выразителем этих идей стало творчество крупнейшего афинского ритора-публициста Исократа).

Эти монархические и панэллинские устремления поддерживались также нездоровой внешнеполитической ситуацией. В конце 5 века до н. э. на смену афино-спартанскому дуализму пришла единоличная гегемония Спарты, однако консервативное, полностью военизированное спартанское государство было не в состоянии заменить Афины в роли лидера торговых городов, тем более стать таким лидером для всей Эллады. Морские полисы, испокон веков тяготевшие к демократии, а также ряд континентальных общин, в том числе и пелопоннесские города, начали тяготиться спартанским диктатом и в конце концов выступили против Спарты (так называемая Коринфская война, 395–387 годы до н. э.). Гегемония Спарты была уничтожена, но обозначилась новая проблема для греков – растущее вмешательство Персии. Поддерживавшая Спарту в Пелопоннесской войне, Персия затем оказалась в лагере её греческих недругов. Когда воюющие в Греции стороны измотали друг друга, персидский царь Артаксеркс II властно вмешался в межгреческий конфликт и продиктовал условия так называемого Анталкидова (или царского) мира, завершившего Коринфскую войну, а затем снова стал поддерживать уже обессиленную Спарту в качестве противовеса другим греческим государствам, в первую очередь беотийским Фивам и Афинам. Эти два полиса также заявляли претензии на первенство в Элладе. Возглавившие Беотийский союз Фивы нанесли ряд поражений Спарте (особенно сильное – при Левктрах в 371 году до н. э.) и содействовали разрушению Пелопоннесского союза и ограничению спартанского государства территорией Лаконики. Однако, когда к Спарте присоединились Афины, Беотийский союз настолько ослабел в борьбе с противниками, что после битвы при Мантинее в 362 году до н. э. сошёл с исторической сцены как ведущая держава. Точно так же неудачей закончилась и попытка Афин вновь занять положение греческого лидера. Им удалось восстановить в 378 году до н. э. свой морской союз, но когда они вновь попытались перейти к державной политике, союзники подняли восстание (Союзническая война, 357–355 годы до н. э.). Второй Афинский союз практически распался, и это подвело черту под гегемонистскими притязаниями Афин. К 350-м годам до н. э. греческий мир находился в состоянии политического хаоса, чем и воспользовалась сложившаяся на севере этого мира новая держава – Македония.

Историческое развитие древней Македонии отличалось своеобразием. Расположенная вдали от культурных центров Эллады, она долго сохраняла традиции патриархального быта. Сохранялась царская власть, тем более что страна подвергалась вторжениям соседних воинственных варваров – фракийцев и иллирийцев, отражение которых требовало консолидированных усилий всего народа. Многочисленное земледельческое население страны было естественной основой для сильного ополчения. Последнее не только составляло военную силу государства, но и являлось суверенным органом власти: утверждало нового царя, исполняло роль верховного суда по делам об измене. Постепенно Македония сближалась с эллинским миром. Особенно значительную роль в этом плане сыграло правление царей Александра I (около 495 – около 455 до н. э.), Архелая (413–399 до н. э.) и Филиппа II (359–336 до н. э.). С именем последнего связан ряд важных преобразований и реформ: окончательное формирование сильной постоянной армии, введение в монетное дело системы биметаллизма (то есть чеканки наряду с обычной серебряной ещё и золотой монеты) и завершение централизации страны, что нашло выражение в обуздании своеволия знатных кланов. Филипп II вывел Македонское государство в ряд первых эллинских держав, более того, добился для Македонии господства в Элладе. Он увеличил македонские владения, захватив Амфиполь в устье реки Стримон (357 до н. э.) и аннексировав Халкидику (348 до н. э.), присоединил к Македонии в форме личной унии Фессалию (353 до н. э.), разгромил Фокиду и добился председательства (346 до н. э. ) в важном религиозно-политическом объединении греков – Дельфийской амфиктионии. Он распространил свою власть по фракийскому побережью вплоть до проливов и, наконец, нанёс поражение коалиции свободных греческих городов во главе с Афинами и Фивами (в битве при Херонее, 338 до н. э.). Завершающим моментом политической деятельности Филиппа II стало проведение конгресса представителей греческих городов в Коринфе (338/337 до н. э.). На этом конгрессе по инициативе Филиппа были приняты важные решения, оформившие создание новой политической системы – греко-македонского державного объединения. На первой сессии конгресса осенью 338 до н. э. объявлялось об установлении гражданского и общеэллинского мира, о создании военного союза между греками и македонским царём, учреждался союзный совет – синедрион, а македонский царь провозглашался гегемоном союза. На второй сессии весной 337 до н. э. было принято решение о войне с Персией и назначении Филиппа II командующим с чрезвычайными полномочиями (стратегом-автократором) на время будущей войны. Эти решения были поддержаны частью греческого общества (землевладельческой знатью, крупным купечеством, отдельными представителями интеллектуальной элиты), но в целом вся система была навязана греческому миру более сильной стороной – македонской монархией. Отсюда недолговечность этой системы, существовавшей только пока длилось правление Филиппа II и его сына Александра. Так или иначе Филипп готовился начать войну с Персией, и лишь преждевременная смерть (он пал жертвой придворного заговора) помешала ему самому осуществить своё намерение.

Эпоха эллинизма (336–30 до н. э.). Война с Персией была начата сыном Филиппа II Александром III (Александром Македонским). Правление Александра (336–323 до н. э.) открыло новую историческую эпоху, которую вслед за немецким историком И. Г. Дройзеном именуют временем эллинизма. Это был период грандиозного расширения греческого политического господства и культурного влияния на страны классического Востока, но вместе с тем и время более общего, более или менее продуктивного взаимодействия западного и восточного цивилизационных начал.

Правление Александра ознаменовалось прежде всего грандиозным завоевательным предприятием – Восточным походом, в ходе которого греко-македонцы разгромили Персию и покорили все страны Переднего Востока от Малой Азии, Финикии и Египта до восточных пределов Ирана и западных областей Индии. Сложившееся в результате завоевания государство было ярким примером мировой державы в истории человечества, поскольку власть Александра распространялась на большую часть территории известного к тому времени «населённого мира» – ойкумены: сознательно утверждалась абсолютная власть монарха с важным идеологическим обрамлением – апофеозом царя; подавлялась всякая оппозиция македонцев и греков, приверженных к древним патриархальным или гражданским традициям; прилагались особенные усилия к тому, чтобы наладить взаимодействие с персидской знатью и даже осуществить симбиоз македонцев и персов. С этой целью по окончании похода (324 до н. э.) в Сузах была сыграна грандиозная свадьба, когда, по указанию царя, в один день 10 тысяч греко-македонских воинов взяли себе в жёны девушек из персидских семей. Вместе с тем непрерывно основывались на завоёванных землях новые греческие города (Александрия Египетская и другие), которые, как показала практика, одни только могли стать опорой македонской монархии.

После преждевременной смерти Александра разгорелась борьба (323–281 до н. э.) за наследство между его полководцами, за которыми закрепилось название диадохи («преемники»). Одни из них, как Пердикка и Антигон, пытались сохранить единство империи и претендовали на власть во всём государстве. Другие, оказавшиеся более реалистичными, делали ставку на создание для себя новых государств в рамках вполне определённых, реально защитимых территорий. Так возникли государства Птолемеев в Египте, Селевкидов в Сирии и Месопотамии, Митридатидов – Понтийское царство (на севере Малой Азии), Атталидов в Пергаме (в западной части Малой Азии), Антигонидов в Македонии. Новые государства отличались рядом характерных признаков: большая территория, пестрота этнического состава населения (в восточных, собственно эллинистических, государствах), царская власть и наёмное греко-македонское войско как важнейший инструмент этой власти, много греческих городов, составлявших опору греко-македонского господства на завоёванных землях. В 3 века до н. э. эти новые эллинистические государства достигли большой степени процветания, чем во многом были обязаны взвешенной политике своих правителей, так называемых эпигонов (буквально – рождённых после).

Иной была ситуация в греческой метрополии, в старинных центрах греческого мира. Там продолжали действовать разрушительные тенденции, вызванные к жизни кризисом полиса. Большая часть городов Балканской Греции всё больше клонилась к упадку, причём Афины и Спарта не составляли исключения. И хотя в Спарте усилиями царей-реформаторов Агиса IV (244–241 до н. э.) и Клеомена III (235–222 до н. э.) были сделаны попытки предотвратить дальнейший кризис гражданского общества, реформы, затеянные ими с целью возрождения древних гражданских устоев, натолкнулись на сопротивление крупных землевладельцев. Цари-реформаторы погибли. Таким образом, предпринятые в 3 веке до н. э. попытки возродить в Спарте древний полисный строй окончились неудачей. Правда, в эллинистический период известное значение приобрели новые федеративные образования – Ахейский союз и Этолийский союз. Однако они истощили свои силы в междоусобной борьбе, а также соперничеством с македонскими царями из-за гегемонии в Элладе. Характерной чертой времени стал упадок греческих городов, которые страдали от внутренних смут и непрерывных вторжений армий эллинистических царей.

Так или иначе после сравнительно недолгого периода расцвета для эллинистических государств наступила трудная пора. Причиной было прежде всего изменение внешнеполитической ситуации. На границах эллинистического мира выросли два мощных и опасных соседа – Парфия на востоке и Рим на западе. Но большую опасность для эллинизма представляла именно Парфия, наследница древнеперсидской державы, стремившаяся к полному вытеснению греков с востока и искоренению их культурных традиций. В этих условиях естественным было обращение греков к Риму, близкому им и в социально-политическом, и в культурном отношении. Опираясь на это расположение, по крайней мере, части греческого общества и в то же время не отказываясь от применения силы, Римское государство повело наступление на греческий мир, подчиняя территорию за территорией. Первой подверглась разгрому Македония, которая сначала лишилась независимости (168 до н. э.), а затем была превращена в римскую провинцию (148 до н. э.). Тогда же был установлен римский протекторат над остальной Балканской Грецией. После разгрома римлянами Ахейского союза и разрушения Коринфа значительная часть Древней Греции была превращена в римскую провинцию Ахайя (146 до н. э.). Затем последовали аннексия Пергама (133–129 до н. э.), присоединение Вифинии и Понта (74–66 до н. э.), разгром державы Селевкидов и подчинение её главного ядра – Сирии (63 до н. э.) и, наконец, аннексия Египта (30 до н. э.).

На этом завершается история независимой Древней Греции. Греческий народ продолжил своё существование, но уже не самостоятельно, а в рамках великой средиземноморской державы – Римской империи, где греческие города, несмотря на их подчинённое положение, оставались важным компонентом социальной и культурной жизни. Обретение греками вновь политической независимости связано с распадом Римской империи и возникновением в её восточной части нового государства – Византии.

По материалам Большой Российской Энциклопедии. Автор: Э. Д. Фролов.



Древняя Греция (по книге В. С. Сергеева "История Древней Греции").

Древняя Греция. Природные условия

Источники и историография Древней Греции

1.Источники греческой истории. 2.Историография древней Греции.

Эгейский мир и гомеровская Греция

1.Крито-микенская культура. 2.Гомеровская Греция.

Ранняя Греция

1.Греция в эпоху «великой колонизации» (VIII—VI вв.). 2.Древняя Спарта, Крит, Фессалия и Беотия. 3.Образование Афинского государства. 4.Раннегреческая культура VIII—VI вв.

Расцвет греческих полисов

1.Греко-персидские войны. 2.Перикл и афинская демократия. 3.Социально-экономические отношения в Греции классического периода. 4.Пелопоннесская война. 5.Греческая культура классического периода. 6.Греция в первой половине IV в. 7.Греция и Македония.

Эллинизм

1.Монархия Александра Македонского. 2.Сущность эллинизма.Эллинистический Египет. 3.Монархия Селевкидов. Позднеэллинистические государства. 4.Македония и Греция в эллинистическую эпоху. 5.Эллинистическая культура.

Приложения

1.Хронологическая таблица. 2.Эллинистические династии.