История Древней Греции

Эллинизм

3. Монархия Селевкидов. Позднеэллинистические государства

1. Монархия Селевкидов

Наряду с Египтом существовали и другие государства, вышедшие из монархии Александра, — царство Селевкидов в Азии, Македония в Европе и т. д.

Самым большим по территории и самым сложным по внутренней структуре было царство Селевкидов, основанное Селевком Победителем (308—280 гг.). Селевк — один из энергичных и прославленных сподвижников Александра, человек широких планов, отличившийся в сражении при Гидаспе. После смерти Александра Селевк предпринял новый поход в Индию. В Индии в то время правил Чандрагупта (по-гречески Сандракотта), объединивший под своей властью владения раджей и создавший огромное Индийское царство. Селевк воспользовался недовольством раджей против Чандрагупты, двинулся в Индию и одержал несколько побед над индийским царем, за что получил почетный эпитет Победителя (Никатора). Однако обстановка, сложившаяся на западе, заставила его заключить мир с индийским царем на выгодных для последнего условиях. Чандрагупта сохранял свои владения в Пенджабе и сверх того получал восточные области Гедрозии, Арахозии и Парапамисады. В благодарность за это Чандрагупта подарил Селевку 500 слонов, обещал ему дружбу и сделал его своим зятем.

Мир с Чандрагуптой (305 г.) развязывал Селевку руки на западе, где он уже в 312 г. закрепился в Вавилонской сатрапии, а после битвы при Ипсе (301 г.), в которой он сыграл решающую роль, к нему отошли Сирия, Месопотамия, Армения и южная часть Малой Азии. Таким образом, в состав царства Селевка была включена большая часть земель, входивших в державу Ахеменидов. Столицей своего царства Селевк сделал город Антиохию на реке Оронте, конечный пункт караванных путей, связывавших восточные страны — Индию и Китай—со средиземноморским западным миром. Портом Антиохии была Селевкия Приморская.

Владения Селевка раскинулись на обширной территории. Поэтому Селевк с большим основанием, чем какой-либо другой диадох, мог считать себя преемником Александра. Чтобы завершить объединение империи в границах, существовавших при Александре, не хватало только европейских частей — Фракии и Македонии — родины Селевка. В связи с этим Селевк в 281 г. предпринял поход в Европу, передав азиатские владения своему сыну Антиоху I (280—262/1 гг.). Однако давняя мечта Селевка Никатора завладеть Македонией не осуществилась. Во время похода он был предательски убит на европейском берегу Птолемеем Керавном, братом египетского царя.

Со смертью Селевка вражда между эллинистическими царями обострилась. Этим воспользовались варварские народы, окружавшие эллинистический мир. С севера в это время усиливается напор галльских (галатских), или кельтских, племен, которые прорвались на Апеннинский и Балканский полуострова, опустошили Македонию, Грецию и Фракию и проникли в Малую Азию. Опасность быть уничтоженными галльскими ордами заставила малоазийские города объединиться с Антиохом I, сыном Селевка Никатора. В кровопролитном сражении у Каппадокии Антиоху удалось разгромить галлатов и оттеснить их во внутренние части малоазийского материка, в Галатию — область, названную так по их имени. Эпизоды войны с галлами послужили сюжетом для скульптурных произведений пергамской школы художников.

Несмотря на поражение галлатов, обстановка в Малой Азии продолжала оставаться тревожной, что и заставило Антиоха I отказаться от некоторых областей и городов своего царства, пре­доставив им самим защищать свои границы от варваров. При Антиохе II (261—247 гг.) отложились Бактрия и Парфия и велась неудачная война с Египтом. Антиох III (223—187 гг.), пытавшийся отвоевать у Птолемеев Финикию и Келесирию, потерпел поражение в битве при Рафии (217 г.). Удачнее были его восточные походы, за которые он получил титул Великого. Царство Селевкидов при нем на некоторое время возродилось, и часть земель, потерянных в предшествующие царствования, была возвращена. После индийского похода, принесшего ему огромные богатства, Антиох III в союзе с македонским царем Филиппом V пытался вытеснить египтян из бассейна Эгейского моря, захватил Финикию и Палестину. Но на этом успехи Антиоха и кончились. В дело вмешались римляне, напуганные успехами Антиоха и его союзом с царем Филиппом, другом карфагенян и врагом римлян. В сражении при Магнесии (190 г.) римляне разбили Антиоха и положили предел росту его владений.

После Антиоха Великого территория царства Селевкидов сокращается. Государство слабеет, истощаемое постоянными войнами и восстаниями, и полностью утрачивает свою ведущую роль.

Неудачи последних Селевкидов в значительной мере были вызваны политикой Рима, стремившегося к расчленению царства Селевкидов и поддерживавшего все враждебные Селевкидам коалиции. Внешнеполитическая слабость и внутренняя коррупция в государстве Селевкидов достигли такой степени, что в 64 г. до н. э. оставшаяся часть этого царства теряет всякую способность к самостоятельному существованию и превращается в подвластную римлянам территорию.

Нежизнеспособность царства Селевкидов объясняется чрезмерной обширностью территории, что затрудняло управление ею из одного центра, пестротой этнического состава населения, говорившего на разных языках и находившегося на различных ступенях исторического развития, наконец, растянутостью границ, что осложняло защиту их от постоянных вторжений воинственных соседей.

Центральной частью царства Селевкидов в пору его расцвета являлись старые культурные страны — Вавилония и Ассирия. С северо-запада к ним примыкали Малая Азия, Сирия и Финикия. Малоазийское побережье было усеяно массой греческих городов, возродившихся в эпоху эллинизма. Далее на восток, по горам, речкам и долинам, жили племена, сохранявшие элементы фригийской культуры. Сирия представляла собой страну арамейских городов, зависевших от караванной торговли. Она граничила с Финикией — страной крупных торговых и ремесленных центров средиземноморского побережья. К Сирии примыкала Палестина, морской западный берег которой являлся продолжением финикийского. Восточная, собственно еврейская, часть ее была населена пастухами, земледельцами и садоводами, подчиненными иерусалимскому храму Яхве.

В восточной части обитали многочисленные кочевые, полукочевые и оседлые племена. Объединить эти разнородные племена было очень трудно. Единственной опорой власти Селевкидов, кроме военной силы, могли быть греческие города — острова эллинизма в покоренных македонянами странах. Политика основания городов в завоеванных странах начинается, как мы видели, с Александра Великого, основывавшего по пути своего следования Александрии. Селевк Никатор и его преемники также продолжают градостроительство и привлекают колонистов в новые города.

Города создавались главным образом в западной части царства Селевкидов. Обычно городские поселения располагались вдоль торговых путей. Для укрепления границ по ним селили военных колонистов. Общее число греков и македонян, живших на территории Селевкидовского царства, было довольно значительно, например, в битве при Рафии греческая фаланга состояла из 20—25 тысяч человек. При первых Селевкидах прилив населения из Греции и Македонии, страдавших от внутренних неурядиц, был очень велик. В дальнейшем же в связи с сокращением населения в самой Греции поток колонистов почти иссякает, что не замедлило отразиться на эллинистических государствах.

Кроме основания новых городов, Селевкиды предоставляли самоуправление и некоторым старым местным городам. Устройство этих городов было таким же, как и греческих полисов; в них имелись органы самоуправления, которые находились под контролем центрального правительства и состояли из представителей имущих слоев населения.

Политическим центром царства Селевкидов, как уже отмечалось, была Антиохия на Оронте, торговыми портами — Селевкия Приморская (Пиерийская), Лаодикея и Апамея.

Второй столицей государства Селевкидов была Селевкия на реке Тигре. Расположенная в том месте, где Евфрат близко подходит к Тигру, Селевкия связывала восточную часть сирийской монархии с западной. Селевкия быстро расцвела и превратилась в самый большой город эллинистического мира после Александрии. Согласно Страбону, число жителей Селевкии превышало 600 тысяч. Среди них были греки, македоняне, сирийцы, персы, парфяне, армяне, индийцы и евреи. Судя по памятникам материальной культуры, Селевкия принадлежала к самым богатым и благоустроенным городам античного мира. Здания строились из вавилонского кирпича, вокруг города и через него проходили каналы, снабжавшие город водой. Город имел самоуправление. Верховными органами были городской совет, состоявший из 300 человек, избиравшихся на основе имущественного ценза, и народное собрание. Расцвет Селевкии относится к III и началу II в. В середине же II в. Селевкия была захвачена парфянским царем Митридатом I. Но и после этого градостроительство в Селевкии не прекращается.

Экономическую основу селевкидовских городов составляли земледелие и торговля. Торговля, преимущественно транзитная, в общей системе экономики играла еще большую роль, чем в Египте. Особенно важной была дорога, которая соединяла берега Эгейского моря с Селевкией на Тигре и шла на восток вплоть до Индии и Китая. О торговых связях с Дальним Востоком свидетельствуют многочисленные монеты и греческие изделия, обнаруженные в Индии, Монголии и Китае. Произведения китайского искусства периода династии Хань испытали влияние греческого искусства. В Ближнем Иране найдено множество обломков греческих, преимущественно родосских, амфор.

Наиболее развитыми в торговом отношении были города, расположенные на малоазийском и сирийском побережьях. Через них шли торговые пути как на восток, так и к европейскому побережью. Во II в. был восстановлен торговый путь через пустыню к берегам Персидского залива и Индии. Торговыми центрами были Петра, Газа и Дамаск. Караванный путь шел на Дура-Европос на Среднем Евфрате. Этот город, основанный по приказу Селевка Никатора, являлся типичным полисом эллинистического времени. Через Родос и Делос сирийские купцы поддерживали торговые отношения с европейскими странами.

Внутренняя организация империи Селевкидов имела много общего с организацией государства Птолемеев. Основное отличие состояло в том, что в державе Селевкидов города и соответственно городское население играли большую роль, чем в царстве Птолемеев. А это накладывало отпечаток на хозяйственную жизнь селевкидовской монархии. Власть Селевкидов не была такой всеобъемлющей, как Птолемеев. Помимо царских земель, в империи Селевка существовали земли аристократии и городов, обладавших правами частной собственности. Самая важная отрасль торговли — транзитная — находилась в руках купцов и купеческих объединений. Города пользовались даже правом свободной чеканки монеты, хотя выпуск монеты считался царской монополией. Сочетание древневосточной монархии и классического полиса у Селевкидов выражено более полно и отчетливо, чем у Птолемеев.

Наряду с военно-чиновничьей аристократией и городами большую роль в царстве Селевкидов играли храмы. Так же как в Египте, храмы здесь владели огромными территориями, на которых работало много рабов и арендаторов. Эти храмы имели свои уставы и твердо установленные праздники, иногда сопровождавшиеся ярмарками. Во главе храмов стояли главные жрецы, нередко царского происхождения.

Кроме того, в царстве Селевкидов существовали, видимо, военные поселения, сходные с египетскими клерухиями и поселениями ветеранов поздней Римской империи. Наконец, на колоссальной территории державы Селевкидов обитали племена, лишь номинально признававшие суверенитет сирийского царя, а управлявшиеся своими племенными вождями.

Значительную часть территории составляли царские земли, обрабатывавшиеся царскими земледельцами, юридическое и экономическое положение которых было близко к положению царских земледельцев в Египте. Земледельцы платили подати и налоги. Они не имели права покидать места своего жительства. В государстве Селевкидов очень широко применялся рабский труд в сельском хозяйстве. Такие города, как Вавилон, Сузы и Селевкия на Тигре, являлись центрами рабовладения.

Организация бюрократического аппарата, фискальной системы, армии и флота была построена на тех же началах, что и в царстве Птолемеев.

Селевк Никатор разделил свое государство на 72 области, которые назывались так же, как и в период персидского владычества,— сатрапиями. Точные границы их установить пока невозможно. Во главе каждой сатрапии стоял сатрап, или стратег, которому был подчинен гиппарх, ведавший обычно какой-либо территорией, входившей в состав сатрапии.

Армия состояла из тяжеловооруженной пехоты и конницы. Широко применялись во время войны боевые слоны. Царская администрация собирала высокие поземельные налоги и таможенные пошлины. Сбор налогов и организация производственного процесса осуществлялись царскими экономами, финансами заведовал диойкет. Учет земельного фонда, составление кадастров и налоговую разверстку производили специальные канцеляристы, и все данные заносились в особые царские ведомости, хранившиеся в царских архивах. Но система откупов в государстве Селевкидов не применялась. Культы и религия находились в ведении жрецов. Подобно Птолемеям, Селевкиды, начиная с Антиоха II, обожествлялись, имели собственный культ и использовали религию как средство укрепления своей власти. Личные слуги царя в то же время были и государственными чинами, входившими в высший государственный совет.

2. Пергам, Родос, Боспор

Пергамское царство с главным городом Пергамом занимало северо-западный угол Малой Азии и часть европейского берега. Первоначально Пергам входил в состав владений Лисимаха, потом Селевкидов, но с III в. отделился и превратился в самостоятельное царство, просуществовавшее 150 лет (284—133). Пергамское царство включало наиболее культурные районы Малой Азии: Фригию, Мисию, Лидию, Карию, Писидию и часть Памфилии. Соседями и врагами Пергама были вифинцы, с одной стороны, и галлы (галаты) —с другой.

Основателем Пергамского царства был грек Филетер, которому Лисимах во время борьбы с Селевком поручил защиту города Пергама. В 284 г. Филетер завладел акрополем и казной Лисимаха, хранившейся в Пергаме. Пергам и деньги он завещал своему племяннику, сыну Аттала, Эвмену. С Эвмена Атталида начинается пергамская династия Атталидов. Эвмен I правил с 263 по 241 г. Ему наследовал Аттал I (241—197 гг.), который использовал благоприятную внешнюю ситуацию — слабость государства Селевкидов и вражду между ними и Птолемеями — и одержал близ Пергама «великую победу» над галатами. При нем Пергам освободился от власти Селевкидов и стал самостоятельным государством. После этого Аттал принял царский титул. Аттала поддерживали римляне, имевшие общих с Пергамом врагов — Антиоха III, мечтавшего о реставрации державы Селевка Никатора, и македонского царя Филиппа V, претендовавшего на берега Малой Азии. Высшего расцвета Пергамское царство достигло при преемнике Аттала I, его сыне Эвмене II (197— 159 гг.), после разгрома Антиоха III римлянами при Магнесии (190 г.).

Расцвет Пергамского царства объясняется, во-первых, его исключительно благоприятным местоположением в системе тогдашних государств, во-вторых, богатыми внутренними ресурсами. После разгрома римлянами Антиоха III нити всей северо­западной торговли перешли к Пергаму. Кроме того, плодородная почва Пергама давала богатые урожаи. По вывозу зерна Пергам занимал первое место после Египта. На прекрасных пастбищах на востоке Пергама паслись овцы лучших пород. В пергамских ткацких мастерских из шерсти овец вырабатывались ткани, которые отправлялись за границу. Выделываемый из кожи пергамент как материал для письма конкурировал с египетским папирусом. Наряду с ткацкими эргастериями Пергам славился своими красильными и бумажными (пергаментными) мастерскими. Красящие вещества добывались из цветов, в большом количестве произраставших на пергамской почве.

Политика Атталидов отличалась необычайной гибкостью. Они умели выходить победителями из самых рискованных положений, лавируя между могущественными государствами Селевкидов, Птолемеев, Антигонидов и римлян. Оценив силу Рима, Атталиды вовремя перешли на его сторону и искусно пользовались поддержкой римского оружия и дипломатией в борьбе с врагами, покушавшимися на их богатства. Последний из Атталидов, Аттал III, правил исключительно благодаря поддержке проримской партии. В стране нарастало движение, направленное против господствующих классов. Видимо, в целях борьбы с ним Аттал составил завещание, в котором он передавал свое царство Риму. В 133 г. Аттал умер, и Пергам перешел к Риму.

«Наследники» Аттала — римляне — захватили Пергам после упорной борьбы с побочным братом Аттала III Аристоником, считавшим себя законным наследником пергамского престола. Начатая Аристоником война вылилась в настоящую революцию, борьбу всех рабов и свободных против деспотического режима Атталидов. Сторонники Аристоника называли себя гелиополитами, т. е. гражданами Солнечного царства, которое после победы мечтал основать их вождь Аристоник. Выиграв несколько битв, Аристоник вскоре потерпел поражение, и Пергам окончательно отошел к Риму. События эти относятся уже к римскому периоду античной истории.

В городе Пергаме существовало народное собрание. Должностные лица избирались из граждан, которые составляли меньшинство населения. Цари обожествлялись, как и в других эллинистических государствах. Опорой царской власти являлась армия, состоявшая из греческих наемников и местных жителей.

Пергамское государство было очень богато. Казна Атталидов всегда была полна золота. Государственные доходы состояли из обложений и пошлин, взимаемых с торговли и ремесла, поземельных и уплачиваемых городами налогов и поступлений от царских хозяйств. В царских хозяйствах широко применялся рабский труд. Верховным собственником земли считался царь, а земля обрабатывалась крестьянами. За пользование землей они отдавали в казну значительную часть урожая.

Кроме того, пергамские цари извлекали большие доходы из торговли и ремесленной промышленности, в значительной мере монополизированной государством. Часть своих огромных доходов Атталиды употребляли на украшение города, организацию развлечений, постройку водопровода и т. д. Об этом свидетельствуют археологические исследования, которые в широких масштабах ведутся в настоящее время на территории Пергама и других малоазийских городов. Даже такие небольшие города, как, например, Приена, имели богатые храмы, театры, гимнасии, бассейны, залы для народных собраний, спортивные площадки и т. д.

Из уцелевших от разрушительной силы времени памятников художественной культуры Пергама особенно интересен Пергамский алтарь, воздвигнутый перед храмом Зевса на Пергамском акрополе. Акрополь увенчан фризом, на рельефах которого изображена Гигантомахия, борьба гигантов, сыновей земли, с богами. Гиганты символизируют галатов (кельтов), вторгшихся в Малую Азию и побежденных пергамцами при Аттале I. Поражают искусство лепки, смелость композиции и передачи динамики боя. Знаменитым культурным памятником Пергама была известная Пергамская библиотека, где хранилось более 200 тысяч рукописей.

Экономическая ситуация, сложившаяся в Средиземноморье в эллинистическую эпоху, оказалась в высшей степени благоприятной для острова Родоса. Благодаря удобному географическому положению Родос уже в древнейший, эгейский период средиземноморской истории играл роль торгового посредника между Западом и Востоком. Родос находился на путях, связывавших Египет, Кипр, сирийский и финикийский берега с классической Грецией. В эллинистическую эпоху расцвету Родоса способствовало также основание Александрии и разрушение Тира, старинного посреднического центра Финикии, соперничавшего с Родосом.

Родос стал одним из торговых ремесленных центров эллинистического мира. Об этом свидетельствуют древние историки (Страбон, Полибий), надписи, монеты и данные археологии.

Множество найденных родосских амфор с клеймами указывают на торговые связи Родоса с Александрией и вообще с Египтом, островами Эгейского моря, Сирией, Палестиной, Пергамом, Сузами, Сицилией, Южной Италией и Карфагеном. Кроме того, родосские амфоры с клеймами находят во всех северо и западночерноморских городах-колониях.

Главным объектом родосской торговли был хлеб, получамый из западных частей Средиземного моря — Великой Греции и Африки (Карфагена, Нумидии). Родосские купцы широко торговали и изделиями, а также рабами. Годовой оборот Родоса во II в. достигал 8500 талантов, т. е. приблизительно в четыре разя превышал оборот Пирея в IV в.

В Родос притекали деньги со всех концов тогдашнего мира. Помимо чисто коммерческих расчетов, прилив денег в Родос объяснялся также и политическими причинами. В эпоху постоянных государственных переворотов и конфискаций имущества политическое положение Родоса было сравнительно устойчивым. Родосские трапедзиты (менялы и банкиры) были во всех отношениях солиднее и надежнее трапедзитов других греческих полисов. К тому же торговое право Родоса было относительно либеральным и охраняло интересы иностранных купцов и финансистов.

Политическая история Родоса известна лишь в общих чертах. Главный его город тоже назывался Родосом. Он был основан в конце V в. Первоначально независимые города в 407 г. объединились и образовали Родосское государство. В состав Родосского государства входил не только остров Родос, но также и некоторые другие острова Эгейского моря и земли на побережье Малой Азии. Особенностью родосской конституции, как указывают античные писатели, было своеобразное сочетание демократических и олигархических порядков. Родосская конституция по форме была демократической, а по существу олигархической. «Родосцы,— говорит Страбон,— проявляют заботу о народе (демосе), но управляет ими не народ. Богатые люди снабжают провиантом всех нуждающихся согласно древнему обычаю. Таким образом, бедный люд получает средства к жизни, а город не имеет недостатка в людях, в особенности необходимых для мореплавания».

Верховными органами Родосского государства считались народное собрание и совет. В действительности же управление государством находилось в руках шести пританов, высших должностных лиц и председателей совета, избиравшихся ежегодно. От пританов зависели все остальные должностные лица. Пританы выбирались из представителей небольшого круга аристократии.

Родосская аристократия была богата, малочисленна и замкнута. Аристократические фамилии объединялись в замкнутые союзы, носившие культовый характер. Аристократам противостояли родосские граждане, вольноотпущенники, рабы и проживавшие на территории Родоса иностранцы, которые тоже объединялись в союзы.

С третьей македонской войны (171—168 гг.) начинается упадок Родоса. Во время этой войны Родос заключил союз с Македонией. После победы над Македонией римляне резко изменили свое отношение к Родосскому государству. Они стали поддерживать остров Делос, объявив его портофранко. Вследствие этого большая часть родосской торговли перешла к Делосу, а Родос начал беднеть и приходить в упадок.

В истории культуры значение Родоса не меньше, чем Пергама. Родосская скульптура, поэзия, наука и красноречие снискали себе мировую славу. Именно родосскими скульпторами была создана знаменитая мраморная группа, известная под названием «Лаокоон».

История эллинистического мира не ограничивается только старыми классическими государствами Востока и Запада. Наряду с ними и на греческой периферии существовало много стран, в большей или меньшей степени воспринявших черты эллинистической государственности и культуры. На Востоке, в Средней Азии, такими государствами были Парфия и Бактрия; в Африке — Кирена, Нубия и Карфаген; в Европе — Рим; на Балканском полуострове — ряд кельто-фракийских племенных и самостоятельных греческих городов; на южном берегу Черного моря — Понтийское, а на северном побережье Черного и Азовского морей — Боспорское царство.

При преемниках Левкона владения Боспорского царства расширяются по правому берегу реки Кубани. При Спартоке II (349/348—344/343 гг.) и Перисаде I (349/348—310/309 гг.) в состав Боспорского царства были включены племена, жившие к северу от Кубани. Длительное правление Перисада I можно считать эпохой расцвета Боспорского царства. Спартокиды продолжали оставаться главными экспортерами зерна, рыбы, кожи, пушнины, а также рабов Производителями хлеба были крупные землевладельцы — греки или эллинизированные местные жители. Хлеб для экспорта скупался также у местных племен. Боль­шую роль в экономике Боспора играл также импорт греческих товаров (изделий из золота и серебра, керамики, оружия). Из пределов Боспорского царства эти товары распространяются по всему Северному Черноморью.

В скифских курганах находят различные предметы (оружие, предметы культа, украшения, греческую посуду, конскую сбруюи т. п.). Изделия, относящиеся к более раннему периоду, указывают на сильное влияние греческих образцов, особенно Ионийской Греции и Афин. В более позднюю эпоху, судя по находкам, преобладают предметы местного производства, центром которого был Пантикапей.

Многие художественные изделия Боспора отличаются высоким мастерством и оригинальностью. Боспорское искусство выработало свой собственный стиль. Богатейшая коллекция памятников боспорского искусства и собрание монет хранятся в Ленинградском Эрмитаже.

Период расцвета Боспора, однако, был непродолжительным. Уже с конца IV в. и особенно в первой половине III в. намечаются признаки тяжелого кризиса. Во всем Северном Причерноморье в это время наступают перемены, связанные с появлением новых враждебных греческим городам и Боспорскому царству племенных объединений и значительными племенными передвижениями.

Сильные и воинственные племена сарматов, во времена Геродота жившие за Доном, объединяются в несколько больших союзов и, двинувшись на запад, вытесняют скифов с большей части их прежней территории. По словам одного из античных авторов, они «опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребляя побежденных, превратили большую часть страны в пустыню». Отступая под натиском сарматов, достиг­ших Днепра и Дуная, скифы концентрируются в степном и предгорном Крыму. Здесь во второй половине III в., в тылу у Херсонеса, возникло сильное скифское государство с центром в Неаполе (в городской черте современного Симферополя), возглавленное скифским царем Скилуром. В Северном Причерноморье складывается тревожная, насыщенная военными столкновениями обстановка.

Боспор вступает в этот очень опасный для него период экономически ослабленным. На хлебном рынке у него появляется опасный соперник в лице эллинистического Египта, начавшего усиленно экспортировать свой хлеб в Грецию. Сокращение хлебного экспорта самым пагубным образом сказалось на боспорской экономике, привело к денежному кризису и отразилось на военном потенциале, поскольку в боспорской военной организации видную роль играли требовавшие больших расходов наемные войска. При таких условиях, естественно, усиливаются центробежные тенденции племен, тяготившихся и раньше властью боспорских правителей, и всплывают на поверхность глубокие противоречия, присущие Боспору как рабовладельческому государству.

Все это в конце II в. привело к бурным событиям на Боспоре. Потеряв всякую надежду собственными силами справиться с нарастающим кризисом, боспорская правящая знать, возглавляемая царем Перисадом, последним представителем династии Спартокидов, обратилась за помощью к понтийскому царю Митридату Евпатору. Перисад даже отказался в его пользу от своего престола.

Широкие слои боспорского населения, значительную часть которого составляли скифы и рабы скифского происхождения, ответили на это восстанием. Перисад был убит, и власть над Боспором перешла к вождю восставших Савмаку, дворцовому рабу Перисада.

Восстание это было подавлено Митридатом, пославшим на Боспор своего полководца Диофанта. Боспор вошел в состав Понтийского царства Митридата и обрел независимость после разгрома Митридата римлянами.