История Древней Месопотамии

Ассирия

14. Ассархаддон

Чувствуя некоторую непрочность своего положения, Ассархаддон в начале своего (681—668 гг. до н. э.) царствования должен был опереться на вавилонское жречество. Вавилон в течение долгих веков держал в своих руках торговлю всей южной части Передней Азии, а вавилонская культура господствовала среди большинства народов, входивших в состав великой Ассирийской державы. Поэтому Ассархаддон не только считался с наиболее мощными группами вавилонской аристократии, но, больше того, он был вынужден бороться со все возрастающим сопротивлением иноземных коалиций и даже прибегать все чаще к дипломатической борьбе, сея раздоры между своими врагами, например, между крупнейшими финикийскими городами, что, впрочем, начали уже делать его предшественники. Наконец, он прибегал и к политике дипломатических союзов, заручаясь даже поддержкой далеких мидо-иранских правителей.

С целью укрепления своего политического престижа в странах, где господствовала вавилоно-ассирийская культура и религия, Ассархаддон начал восстановление сильно пострадавшего от прежних войн Вавилона и освободил от повинностей некоторые области и провинции не только Вавилонии, но и Ассирии. Одновременно с этим, чувствуя внутреннюю непрочность чрезмерно разросшейся Ассирийской державы, Ассархаддон еще больше укрепил «форт Салманассара III» около Калаха. Очевидно, даже в своей столице царь чувствовал себя не совсем уверенно. Главу вавилонских мятежников ассирийские войска принудили обратиться в бегство, так что тот бежал в Элам, «как лисица». Пользуясь главным образом дипломатическими методами борьбы, Ассархаддон добился того, что его противник «был убит мечом Элама» за то, что он «нарушил клятвы богам».

Чтобы окончательно укрепить свое господство в Южной Сирии, Финикии и Палестине и во всех сопредельных странах, Ассархаддон предпринял трудную задачу нанести сокрушительный удар Египту, который столь упорно противодействовал стремлению ассирийских царей пробиться к Средиземному морю и к стране Негеб, откуда открывался прямой путь в дельту Нила. Подготавливая поход против далекого Египта, Ассархаддон вначале напал на Сидон и разрушил его укрепления. Сидонского правителя, «который, — по словам ассирийского царя,— убежал от моего оружия в середину моря», Ассархаддон «выловил из моря, как рыбу». Победа над Сидоном отдала в руки Ассирии все южнофиникийское побережье. Даже могущественный Тир и греческие правители Кипра принуждены были откупиться от ассирийского завоевателя данью. Укрепив свою власть над аравийскими племенами, Ассархаддон начал прямые военные действия против Египта. Но только в 671 г. до н. э. ассирийским войскам удалось пробиться к Мемфису и взять штурмом древнюю столицу Египта. Забрав богатую добычу, назначив на высшие административные должности своих сторонников, ассирийский царь нанес решительный удар Тахарке, царю Египта и Эфиопии. В большой надписи, хранящейся в Берлинском музее, изображен Ассархаддон, стоящий в гордой позе победителя перед двумя маленькими фигурками побежденных, причем один из них изображен в виде эфиопа, а другой — семита. В сохранившемся тексте ассирийский деспот гордо объявляет, что он вырвал «корень Эфиопии из Египта». Возможно, что Ассархаддон пытался опереться на поддержку египетского населения, изображая свой завоевательный поход как освобождение Египта от эфиопского ига.

На севере и на востоке Ассархаддон продолжал борьбу с соседними племенами Закавказья и мидо-иранского плоскогорья. В надписях Ассархаддона упоминаются племена киммерийцев, скифов и мидян, с которыми ассирийцы сталкивались и ранее, но которые становятся теперь реальной угрозой для Ассирии. Недавно в развалинах крепости Калаха была найдена большая клинописная надпись с текстом договора между Ассархаддоном и одним мидо-иранским правителем. По этому соглашению мидо-иранский правитель должен был признать Ашшурбанипала, сына Ассархаддона, престолонаследником Ассирии и всячески помогать ему, обязавшись не поддерживать какие-либо заговоры, мятежи и восстания, направленные против него. Вместе с этой надписью были найдены обломки других текстов с аналогичными договорами, которые Ассархаддон заключил с шестью другими мидо-иранскими правителями. Очевидно, при помощи этих дипломатических соглашений ассирийский царь стремился обеспечить себе мир и поддержку местных племен на восточных границах государства. Это было особенно важно, так как вторжения киммерийцев, скифов и мидян становились все более грозной опасностью для Ассирийской державы.

Ашшурбанипал, последний значительный царь Ассирийской державы, в течение своего царствования с большим трудом поддерживал единство и военно-политическое могущество громадного государства, поглотившего почти все страны от западных окраин Ирана на востоке до Средиземного моря на западе, от Закавказья на севере до Эфиопии на юге. Народы, покоренные ассирийцами, продолжали борьбу со своими поработителями. Далекие приморские области, прилегающие к Персидскому заливу, с их труднопроходимыми болотами были прекрасным убежищем для вавилонских мятежников, которых часто поддерживали эламские цари. Еще в конце своего царствования Ассархаддон назначил своим престолонаследником Ашшурбанипала, а Шамаш-шумукину предназначил быть царем Вавилона. Очевидно, этим было создано как бы двуединое государство под верховным контролем ассирийского деспота. Назначение Шамаш-шумукина, сына вавилонянки, вавилонским царем должно было создать иллюзию как бы автономии, дарованной Вавилону, а главенство старшего брага над младшим должно было укрепить господство Ассирии над Южной Месопотамией. Однако «вероломный брат» Ашшурбанипала «не сдержал присяги» и поднял восстание против Ассирии в Аккаде и в Приморской стране, заручившись поддержкой арамейских племен западных степей, горных племен Гутиума и, возможно, Загра, а также арабов. Так образовалась против Ассирии могущественная коалиция, которой не только сочувствовали, но могли оказывать и некоторую поддержку города Финикии и даже Египет. Воспользовавшись голодом в Вавилонии и внутренними смутами в Эламе, Ашшурбанипал разгромил вавилонян и эламитов и взял, очевидно, штурмом великий и непокорный город, знаменитый Вавилон. Для того чтобы окончательно разбить эламские войска и полностью изолировать Вавилон, Ашшурбанипал совершил два карательных похода в Элам и нанес сокрушительный удар эламитам. «14 царских городов и бесчисленное количество небольших поселений и 12 округов внутри Элама — все это я завоевал, разрушил, опустошил, предал огню и сжег», — с нескрываемым торжеством сообщил он о своей победе над Эламом в летописи, найденной в развалинах Ниневии. Ассирийские войска захватили и разграбили столицу Элама — Сузы. Ашшурбанипал с гордостью перечисляет имена эламских богов, богинь и царей, роскошные статуи которых он захватил в качестве добычи и трофеев и доставил в Ассирию.

Значительно большие трудности возникли для Ассирии в Египте. Египетский фараон Тахарка, с которым еще раньше воевал Ассархаддон, поднял восстание против Ассирии, воспользовавшись сложной обстановкой, создавшейся в Месопотамии, в Эламе и в Финикии. Ведя борьбу с Тахаркой, который был по происхождению эфиопом, Ашшурбанипал сделал попытку опереться на египетскую аристократию, в частности на полунезависимого правителя Саиса по имени Нехо. Несмотря на то, что Ашшурбанипал поддерживал свою дипломатическую игру при помощи оружия, отправляя в Египет войска и совершая туда опустошительные походы, Псамтик, сын и преемник Нехо, пользуясь внутренними затруднениями Ассирии, отпал от ассирийского царя и образовал независимое Египетское государство. Ведя упорную и длительную борьбу с Египтом, Ашшурбанипал, таким образом, не смог подчинить этой страны, хотя она и была ослаблена внутренними раздорами и иноземными завоеваниями. Ассирийскому правительству удавалось лишь с трудом сохранять политический контроль над Сирией и Финикией. Во время войны с Египтом ассирийским войскам, чтобы обеспечить свой тыл и растянутые коммуникации, приходилось совершать карательные походы против могущественного Тира. Однако в ассирийской летописи не упомянуто о взятии этой сильной морской крепости, считавшейся неприступной. Очевидно, и в данном случае было заключено лишь временное соглашение о «подчинении», вернее, нейтралитете Тира. Несколько позднее во время войны с арабскими племенами ассирийские войска опустошили некоторые области, принадлежавшие Тиру. Очевидно, все эти военные рейды имели своей целью, с одной стороны, обезопасить границу Ассирийского государства, а с другой — лишить главных соперников Ассирии (Вавилон и Египет) поддержки их союзников в Финикии и Сирии. Ашшурбанипал, как и его предшественники, считал, что завоеванные им страны должны полностью подчиняться «ассирийскому игу». Однако в различных завоеванных районах постоянно происходили волнения, восстания и мятежи. Об этих смутах говорится в различных документах, в летописях и донесениях ассирийских чиновников, резидентов и разведчиков. Так, например, в одном письме сообщается ассирийскому царю, что Иккилу, правитель сильного финикийского города, возможно, Арада, незаконно задерживает корабли, идущие по Средиземному морю в «ассирийскую гавань», нарушая интересы Ассирии.

С особенным вниманием ассирийские цари присматривались к тому, что происходило на северных и восточных границах Ассирийского государства. Постоянную опасность для Ассирии представляли многочисленные племена кочевников, жившие к северу и к востоку от Ассирии, в частности киммерийцы, скифы (асгусаи), мидяне и персы, названия которых упоминаются в ассирийских надписях VII в. до н. э. Руса II и Сардур III, цари Урарту, присылали Ашшурбанипалу посольства, а иногда и «тяжелые дары», но все же ассирийские войска не могли претендовать на полное господство в этих северных районах. Ассирийским царям не удалось полностью подчинить Урарту и окончательно сокрушить Элам. Наконец, Вавилон всегда таил мечту о восстановлении своей независимости и своего древнего, не только торгового значения, но и политического могущества. Таким образом, ассирийские деспоты, стремившиеся к мировому господству и образовавшие огромную державу, постоянно совершавшие военные походы с целью завоевания новых стран, не смогли подавить сопротивление покоренных народов. К тому же трудовые массы, особенно страдавшие во время войн, проливавшие свою кровь на полях сражений в угоду рабовладельцам, аристократам, богачам, страдавшие от тяжелых поборов и повинностей, от злоупотреблений чиновников, нередко подымали мятежи внутри страны.

Административная система управления обширной Ассирийской державой постепенно видоизменялась. Весь аппарат управления был поставлен на службу военной политике, дипломатическим целям, извлечению материальных средств из трудового населения. Тонко разработанная система шпионажа способствовала тому, что в столицу Ассирии постоянно доставлялись самые различные сведения о том, что происходило на границах государства и в сопредельных странах. Ассирийскому царю постоянно сообщались сведения о приготовлениях к войне, о передвижениях войск, о заключении тайных союзов, о приемке и отправке послов, о перебежчиках, об угоне скота, об урожае или нарушении нормального судоходства в соседних странах.

Ассирийская держава, как принято говорить, была колоссом на глиняных ногах. Отдельные части этого огромного государства не были прочно связаны между собой экономически. Все это громоздкое здание, построенное при помощи кровавых завоеваний, постоянного подавления покоренных народов и эксплуатации рабов и бедняков, не могло быть прочным и скоро рухнуло. Вскоре после смерти Ашшурбанипала объединенные силы Мидии и Вавилона обрушились на Ассирию, напали на крупнейшие города Ассирии и разгромили ассирийские войска. Сначала пал Ашшур, а в 612 г. до н. э. мидийские и вавилонские армии заняли Ниневию. При раскопках «форта Салманасара III» были найдены стрелы иноземного типа. Писавший значительно позднее вавилонский историк Берос сообщает, что один из последних царей Ассирии Сарак, узнав о наступлении вавилонских войск, сжег дворец. К этому трагическому моменту крушения Ассирийской державы, возможно, относятся и следы большого пожара в виде толстого слоя золы, обнаруженного в крепости Салманасара около Калаха. Ассирийский военачальник Набопаласар, происходивший из Приморской области Месопотамии, встал во главе вавилонских войск, занявших Ниневию. В своих надписях он гордо говорит, что он «покорил Ассирию» и «сверг тяжелое иго ассирийцев». Наконец, в 605 г. до н. э. окончательно рухнула вся Ассирийская держава под ударами иноземных завоевателей. Несмотря на помощь Египта, в районе Харрана и Кархемыша последние ассирийские отряды были разбиты вавилонскими войсками.