Древний Рим: Империя

Римская культура конца Республики и начала Империи

12. Гораций

Лирика века Августа совершенно отлична от лирики эпохи гражданских войн. На смену страстной, исполненной противоречий поэзии Катулла пришло спокойное уравновешенное искусство Горация, умеющее ценить жизнь и в полной мере наслаждаться ее мимолетными радостями.
Квинт Гораций Флакк (65—8) был сыном вольноотпущенника, владевшего небольшим поместьем в Южной Италии. Молодой Гораций был республиканцем. В Афинах, где он доканчивал свое образование, он вступил в войско Брута военным трибуном. Но в битве при Филиппах его гражданская доблесть подверглась жестокому испытанию: Гораций бежал с поля боя, позорно бросив щит. Впоследствии поэт сам вспоминал об этом эпизоде:
Ты помнишь час ужасной битвы, Когда я, трепетный квирит, Бежал, нечестно брося щит, Творя обеты и молитвы? Как я боялся! Как бежал! Но Эрмий сам внезапной тучей Меня покрыл и вдаль умчал И спас от смерти неминучей .
Поместье Горация было конфисковано, и сам он некоторое время должен был оставаться вне Италии. Получив амнистию, Гораций вернулся в Рим, где начал служить писцом. Его первые поэтические опыты обратили на него внимание Мецената, который, хотя и не сразу, приблизил Горация к себе и в конце концов подарил ему небольшое имение в Сабинских горах. Тихая жизнь на лоне природы, в кругу друзей была пределом мечтаний поэта. С этих пор его творчество достигает зенита.
Гораций довел до совершенства метрику латинского стиха. Он сам го­ворит в одной из своих од: «Первый я переложил эолийские песни на италийский лад» . Это, конечно, преувеличение, так как еще до Горация Катулл и другие поэты-новаторы занимались реформой латинского стихосложения. Но Гораций действительно превзошел своих предшественников гибкостью стихотворных размеров, тонкостью отделки, богатством поэтического языка.
Наибольшей зрелости творчество Горация достигает в его одах. Так римскими грамматиками назывались стихотворения на разнообразные темы. Сам Гораций называет их просто стихотворениями (carmina). Таких стихотворений у него 103, объединенных в 4 книги. В одах ярче всего проявляются и совершенство поэтической формы у Горация, и его мягкий гуманизм, и его эпикурейское отношение к жизни.
«Сафе diem» («лови день») — таково житейское правило Горация.
О том, что ждет нас, брось размышления,
Прими как прибыль день, нам дарованный
Судьбой, и не чуждайся, друг мой,
Ни хороводов, ни ласк любовных .
Широкую известность получила 30-я ода III книги, знаменитый «Памятник»:
Exegi monumentum aere perennius.
Regalique situ pyramidum altius...
(Создан памятник мной. Он вековечнее
Меди и пирамид выше он царственных...)
Среди многих переводов «Памятника» на русский язык выделяются три перевода — Ломоносова, Державина и Пушкина. Из них самый близкий к оригиналу — перевод Ломоносова, хотя он и не выдерживает размера подлинника. Два остальных — вольные подражания.
Из других произведений Горация особенно важное значение по их культурно-историческому влиянию имеют «Послания» (в 2 книгах). Этими письмами в стихах Гораций создал новый поэтический жанр.

3-е послание II книги, адресованное братьям Пизонам, получило название «Об искусстве поэзии» («De arte poetica»). Оно представляет собой теоретический трактат в стихах (все послания написаны гекзаметром) о поэтическом искусстве, главным образом драматическом. В нем Гораций дает сводку греческих эстетических теорий, опиравшихся преимущественно на Аристотеля. Послание к Пизонам долго служило каноном драматического творчества. Французский поэт XVII в. Буало положил его в основу своего знаменитого «Искусства поэзии» («L'art poetique», 1674 г.), также стихотворного трактата, послужившего теоретической базой классицизма.


Оды, II. 7. Вольный перевод Пушкина.

Оды, III, 30.

Оды, I, 9.