Древний Рим: Республика

Причины гражданских войн: экономический и социальный переворот II в.

2. Саллюстий

Остальные крупные литературные источники в их наличном составе освещают только отдельные события или узкие периоды. Среди них на первом месте по внутренней ценности стоят произведения Гая Саллюстия Криспа (86—35). Крупный политический деятель, сторонник Цезаря и страстный противник сената, Саллюстий написал три исторических произведения, из которых до нашего времени дошли только две небольшие «монографии»: «Югуртинская война» и «О заговоре Катилины». Что же касается третьего произведения — «Историй», то его потеря поистине невосполнима. Оно состояло из 5 книг и охватывало время с 78 по 67 г. От «Историй» сохранилось только несколько писем и речей, а также ряд небольших фрагментов. Это было самое важное произведение Саллюстия и со стороны художественной формы, и с точки зрения ценности исторического содержания. Достаточно сказать, что, судя по отрывкам, Саллюстий подробно излагал историю восстания Спартака, поэтому, если бы «Истории» дошли до нас, они являлись бы основным источником по истории великого восстания италийских рабов.

Кроме перечисленных произведений, некоторые новейшие ученые признают Саллюстия автором двух посланий к Цезарю и речи против
Цицерона. Эти сочинения раньше относили к более позднему периоду. Современная критика показала, что они, во всяком случае, принадлежат если не самому Саллюстию, то какому-то деятелю его эпохи.

Как историк Саллюстий отличается хорошей осведомленностью и добросовестностью в изложении фактов. Это объясняется отчасти тем, что он играл крупную политическую роль во время борьбы Цезаря с Помпеем и при Цезаре-диктаторе: был квестором, народным трибуном, сенатором, проконсулом провинции Новой Африки (бывшей Нумидии). Находясь в гуще политической борьбы и имея доступ к архивным материалам, Саллюстий мог широко использовать для своих исторических работ и личные наблюдения, и официальные документы. Однако факты часто освещаются им крайне субъективно. Его политическая позиция сторонника Цезаря и противника сенаторской партии мешала объективно подойти к оценке лиц и событий. Этим объясняется, например, его пристрастное и не всегда верное освещение фигуры Катилины, которого он односторонне считает только представителем развращенных олигархических кругов. К тому же Саллюстий по своим философским взглядам был стоиком (что, впрочем, не помешало ему награбить в Африке огромное состояние), и это обстоятельство накладывало печать морализирования на многие его суждения.

На стиле Саллюстия чувствуется влияние Фукидида, которого он очень ценил и которому подражал. Язык его суров и лаконичен, в нем встречается немало архаизмов в катоновском духе. Саллюстий — большой мастер слова: образы его ярки и часто необычны. Он — тонкий психолог, внимательно прослеживающий внутреннюю мотивацию поступков своих героев. Он любит драматические коллизии и эффекты. Все эти качества Саллюстия делают его не только большим историком, но и выдающимся художником, влияние которого на позднейшую римскую прозу, в частности на Тацита, было огромно.