Древний Рим: Республика

Материальная и духовная культура Рима в Ранний период

6. Религия

Религия была наиболее типичной и ведущей формой ранней римской идеологии. Для древнейшей римской религии, как и вообще для религии италиков, характерен примитивный политеизм, очень недалеко ушедший от самых грубых форм анимизма. В представлении римлянина каждый предмет и каждое явление имели своего духа, свое божество. Каждый ручей, лес, дорога, перекресток, дверь, петля, порог каждого дома имели своего бога. У каждого человека был его гений, дух-покровитель, каждый дом имел свою Весту, богиню домашнего очага. Каждый момент какого-нибудь процесса имел свое божество. Например, зерно, брошенное в землю, находилось в ведении бога Сатурна, растущим хлебом ведала богиня Церера, цветущим — Флора, созревшим — Коне.

Было 43 бога детства: бог первого крика ребенка, бог восприятия новорожденного, бог девятого дня, бог первого шага, бог колыбели и т. д. Эта дробность отражала не что иное, как примитивную конкретность мышления, не умевшего абстрагировать, не умевшего подняться над единичным и дойти до понимания общего.

Правда, в дальнейшем начался обобщающий процесс. Так, наряду с богами каждого отдельного леса появился общий бог лесов Сильван; наряду с бесчисленным количеством богов дверей и ворот появился бог Янус, ставший покровителем всякого начала; наряду с местными Вестами, богинями очага каждого дома, появилась общегосударственная Веста, богиня государственного очага. Однако появление этих общих божеств нисколько не мешало существованию старых, узколокальных.

В связи с этой примитивной конкретностью стоит другая черта ранней римской религии: отсутствие определенных образов богов. Римские божества не отделялись от тех явлений и процессов, которыми они ведали. Например, богиня растущего хлеба Церера не существовала вне растущего хлеба, она с ним сливалась.

Первые изображения богов появились в Риме сравнительно поздно, а раньше существовали только их символы. Марс изображался в виде копья, Юпитер — в виде каменной стрелы и т. п. Только в VI в. под этрусско-греческим влиянием началась антропоморфизация римских божеств.

Родовой и семейный культ играл большую роль при крепком укладе римской патриархальной семьи, при наличии сильных элементов родового строя. Души предков почитались под именами пенатов, ларов и манов, между которыми сами римляне не всегда могли провести резкую границу.

В связи с конкретностью римской религии и дробностью божеств находился ее узкопрактический характер. Конечно, во всякой религии есть известный элемент утилитаризма, и чем примитивнее религия, тем этого утилитаризма в ней больше (связь между человеком и божеством строится по принципу: «do, ut des» («я даю тебе, чтобы ты дал мне»). Но нигде практицизм не достиг такой степени, как в римской религии. Боги не были отделены от человека непроходимой пропастью. Они окружали его со всех сторон, обитали в каждом предмете, руководили каждым явлением природы, каждым моментом социальной жизни. Естественно поэтому, что человек чувствовал себя под непрерывным воздействием божественных сил, которое носило непосредственный, практический, мелочно-прозаический характер.

Поэтому, быть может, ни в одной религии в такой степени не выступал формально-договорный характер, как в римской. Все основывалось на договоре между божеством и человеком, все сводилось к формальному выполнению обрядов. Если обряд был выполнен, то молящийся был твердо убежден в том, что божество обязано со своей стороны сделать все то, что человек у него просит. Нужно было точно знать, к какому богу обратиться в каждом данном случае, какие слова произнести, потому что малейшая ошибка нарушала действенность самой молитвы.

Но формально-договорный характер религии допускал возможность обмана божества, лишь бы форма была соблюдена. Если давали обет принести в жертву такое-то количество голов, то можно было заменить головы людей или овец маковыми головками, потому что в молитве не указывалось, какие головы должны быть принесены в жертву.

Этот формально-договорный характер отношения к божеству в известной степени связан с магией, так как в последней все основано на формальном сочетании слов и действий: малейшая ошибка разрушает весь эффект. Магизм же римской религии также доказывает ее примитивность.

Обрядовая сторона в римской религии была широко развита, что связано со всем ее характером. Это требовало многочисленных специалистов, которые бы в совершенстве знали все тонкости религиозно-магических формул. Отсюда широкое развитие жречества, которое в Риме было гораздо более развито, дифференцировано и авторитетно, чем в Греции.

Жреческие коллегии в Риме были весьма многочисленны. Главную роль среди них играла коллегия понтификов, о которой не раз упоминалось выше. Происхождение слова «понтифики» (pontifices) спорно. Чаще всего его производят от слов pons (мост) и facere (делать, строить). Возможно, что постройка деревянного моста через Тибр, связанная с известными обрядами, дала повод к этому названию. Понтифики имели верховный надзор за точным выполнением религиозных обрядов, решали спорные вопросы в области сакрального и семейного права, занимались исправлением календаря, вели летосчисление. Председатель коллегии — pontifex maximus (старший понтифик) — был главой всех римских жрецов. К коллегии понтификов принадлежал и rex sacrorum (царь богослужебных дел), к которому, как указывалось выше, перешли религиозные функции бывших царей.

Большое значение имели также коллегии жрецов-гадателей. Гадания занимали огромное место в обрядовой стороне римской религии, что было тесно связано с ее примитивно-магическим характером. Ни одно важное государственное дело не предпринималось без того, чтобы не узнать волю богов. Этим занимались авгуры и гаруспики.

Главной обязанностью авгуров, составлявших коллегию, было гадать по птицам (само название происходит от слова avis — птица). Авгур вместе с должностным лицом выходил на открытое место, мысленно делил небесный свод на четыре сектора и, в зависимости от того, в каком секторе появлялись птицы, определял, были ли эти знамения (ауспиции) благоприятны или нет. Гадали также по поведению священных кур (например, по тому, как они клевали корм) и по другим знамениям, молнии и грому, разным необычным событиям и проч.

Гаруспики до времен Империи не составляли в Риме особой коллегии. Они были этрусского происхождения и занимались гаданиями по внутрен­ностям жертвенных животных, в частности печени, а также умилостивлением богов в случае грозных явлений.

Например, если в землю ударяла молния, нужно было ее похоронить. Для этого собирали на этом месте почву и закапывали ее там же вместе с кремнем, служившим символом молнии. Место это затем огораживали.

Выше мы видели, какое огромное политическое значение имели жреческие коллегии, особенно понтифики и авгуры, и почему плебеи добивались и в конце концов добились доступа в них.

Очень авторитетной была коллегия дев-весталок, жриц богини Весты. Они — хранительницы государственного очага. В их обязанности входило поддержание неугасимого огня в очаге богини. Служба весталок продолжалась 30 лет. За нарушение обета целомудрия, который они давали, их закапывали живыми в землю. Весталки пользовались большим уважением: единственные из римских женщин, они пользовались правом самостоятельного распоряжения имуществом, им одним при встрече консул давал дорогу; если им встречался преступник, которого вели на казнь, он освобождался от наказания; весталкам часто давали на хранение важные документы, например завещания.

Кроме этих коллегий, нужно отметить еще несколько жреческих корпораций. Салии (собственно, плясуны) были жрецы бога войны Марса, главная обязанность которых состояла в том, чтобы ежегодно совершать торжественные шествия по городу. Арвальские (полевые) братья, о гимне которых мы упоминали в главе I, были очень древней коллегией жрецов богини земли (Dea Dia). Луперки — жрецы бога Фавна, покровителя лесов и защитника стад. На обязанности фециалов лежала обрядовая сторона объявления войны и заключения мира. Фламины — жрецы определенных божеств, которые должны были совершать ежедневные жертвоприношения. Они не составляли коллегии. Первое место среди фламинов занимал жрец Юпитера (flamen Dialis).

Необходимо подчеркнуть, что жречество в Риме не составляло замкнутой касты. Жрецы, строго говоря, были гражданскими чиновниками, как и другие магистраты. Некоторые из них избирались народным собранием, другие назначались старшим понтификом, третьи кооптировались самими жреческими коллегиями. Звание жреца в большинстве случаев было пожизненным. Многие жрецы могли одновременно занимать и гражданские должности.

Несмотря на примитивно-политеистический, дробный характер римской религии, в ней рано выделились верховные божества. Это прежде всего латинская мужская троица Юпитер — Марс — Квирин (Юпитер — бог неба, позднее сопоставленный с Зевсом, а Марс и Квирин — ипостаси одного и того же бога войны). Рядом с ней была другая троица, в которой ясно выступают этрусские корни Юпитер — Юнона — Минерва (этрусские tins, uni и menrva). Юнона превратилась в супругу Юпитера, а Минерва впоследствии была сближена с Афиной и стала покровительницей ремесла. Чисто латинским божеством была Диана, первоначально покровительница родящих женщин, а впоследствии отождествленная с греческой Артемидой, богиней рощ и охоты.

С V и особенно с IV в. начинается влияние греческой религии, идущее через кампанских греков. Поэтический, красочный мир греческих сказаний о богах, попав на сухую и прозаическую почву римской религии, многим ее обогатил. Появляется миф об Энее, устанавливающий родство римлян с греками, миф о Геракле — Геркулесе и др.

В V в. из Кум были заимствованы культ Аполлона и его оракул, связанный с пророчицей Сивиллой. Предание гласит, что сборник предсказаний Сивиллы («Сивиллины книги») при Тарквиниях был привезен в Рим, где им пользовались для гаданий.

Под влиянием греческой религии происходит отождествление богов римского и греческого пантеонов. При этом римские божества постепенно теряют свой первоначальный характер. Они приобретают антропоморфный вид, наделяются индивидуальными чертами и получают мифологическое оформление. Юпитер отождествляется с Зевсом, Юнона — с Герой, Минерва — с Афиной, Диана — с Артемидой, Венера — с Афродитой и т. д.

Сухой формализированный культ римлян проигрывал перед ярким и высокохудожественным миром образов греческой религии. Мастера устроения государственной жизни, градостроения, законодательства, военного дела, древние римляне начисто лишили свою религиозную жизнь красочного, эмоционального начала. Мифология, поэзия, искусство, философия долгое время не играли никакой роли в религии римлян. Зато ритуал общения человека с божеством был разработан до мельчайших деталей и занимал в жизни римлянина совершенно исключительное место. Сам дом римского гражданина являлся своеобразным храмом, где он ежедневно возносил молитвы огромному сомнищу богов: богу очага, богу стены, богу двери, богу порога, богу ложа, богу колыбели ребенка и прочим богам, населявшим почти все предметы в доме и за его пределами. Особое место в римском пантеоне занимали боги — покровители земных плодов. Их также было великое множество: Янус и Сатурн открывали покров земли и внедряли в нее зерно, Сейя Семония питала посеянное зерно в земле, Сегеция охраняла взошедший росток, Флора ведала цветением злаков, Матута — их созреванием, Мессия — жатвою созревшего хлеба и т. д. Каждому из этих божеств соответствовал свой четко разработанный ритуал поклонения, запомнить который подчас было совершенно невозможно. Поэтому во время религиозных церемоний пользовались специальными богослужебными записями (indigitamenta) и книгами (libri rituales), которыми распоряжались понтифики.

Свои просьбы к богу римляне зачастую писали на табличках и клали к ногам статуи божества. Но чаще всего они прибегали к прямому общению с тем или иным божеством, вознося молитвы и активно помогая себе жестами, дабы божество не ошиблось относительно их прошений. Если кому-нибудь казалось, что один из богов разгневался на него, он смиренно просил у него мира, и тогда между ними заключалась своего рода сделка, одинаково обязательная для обеих сторон. Человек должен был купить покровительство небес молитвами и жертвами, но и со стороны богов, если жертва была принята благосклонно, ожидалось дарование просимой милости. Если выяснялось, что боги не исполнили условий договора, то им высказывалось неудовольствие, и они лишались на время жертвоприношений. Римляне не гнушались сутяжничеством с богами. Раз договор заключен, справедливость требовала обоюдной лояльности и соблюдения всех условий свято и нерушимо. При этом богам отдавалось то, что было обещано и не больше, ибо все, что превышало установленное ритуалом, считалось прегрешением, или суеверием, и истинный римлянин относился к этому с таким же осуждением, как к прямому нечестию. Он очень аккуратно вел свои счеты с богами, не желая быть их должником, но и не давая им больше положенного.

Множество богов, обилие религиозных праздников, строгая регламентация обрядов требовали хорошо организованной и четко действующей религиозной службы. В Риме она была представлена большим числом жрецов и жреческих коллегий, которые все, независимо от их способа назначения и конкретных функций, считались частью государственного аппарата и обслуживали гражданскую общину. Возникновение многих жреческих должностей относится к глубочайшей древности, традиция же приписывает учреждение главных из них Нуме Помпилию, второму римскому царю. Так, по свидетельству Плутарха, Нуме приписывали учреждение должности верховных жрецов — понтификов, причем первым их главою — великим понтификом — был сам царь. Изложив древние (и, как полагают теперь, неверные) этимологии слова «понтифик», Плутарх кратко характеризует функции главы коллегии понтификов: «Великий понтифик приблизительно соответствует эксегету, толкователю воли богов, или, вернее, иерофанту: он надзирает не только над общественными обрядами, но следит и за частными жертвоприношениями, препятствуя нарушению установленных правил и обучая каждого, как ему почтить или умилостивить богов» (Плутарх. Нума, 9).

Упомянув, далее, что великий понтифик «был также стражем священных дев, которых называют весталками», Плутарх переходит к рассказу об этих последних: «Ведь и посвящение дев-весталок, и весь вообще культ неугасимого огня, который блюдут весталки, также приписывают Нуме, который поручил чистую и нетленную сущность огня заботам тела непорочного и незапятнанного, или, быть может, находил нечто общее между бесплодием пламени и девством... Первыми, как сообщают, Нума посвятил в весталки Геганию и Верению, затем — Канулею и Тарпею. Впоследствии Сервий (Туллий) прибавил к четырем еще двух, и это число остается неизменным вплоть до сего дня. Царь назначил священным девам тридцатилетний срок целомудрия: первое десятилетие они учатся тому, что должны делать, второе — делают то, чему выучились, третье — сами учат других. По истечении этого срока им разрешено выходить замуж и жить, как вздумается, сложив с себя жреческий сан. Не многие, однако, воспользовались этим правом, те же, что воспользовались, не были счастливы, но весь остаток жизни мучились и раскаивались; пример их поверг остальных в суеверный ужас, и они до старости, до самой смерти, твердо блюли обет девства. Зато Нума дал весталкам значительные и почетные преимущества. Так, им предоставлена возможность писать завещание еще при жизни отца и вообще распоряжаться своими делами без посредства попечителя, наравне с матерями троих детей. Выходят они в сопровождении ликторов, и если по пути случайно встретят осужденного на казнь, приговор в исполнение не приводится; весталке только следует поклясться, что встреча была невольной, неумышленной и ненарочитой. Всякий, кто вступит под носилки, на которых покоится весталка, должен умереть. За провинности великий понтифик сечет девушек розгами, иногда раздевая их в темном и уединенном месте донага и прикрыв лишь тонким полотном. Но потерявшую девство зарывают живьем в землю подле так называемых Коллинских ворот. Там, в пределах города, есть холм, сильно вытянутый в длину... В склоне холма устраивают подземное помещение небольших размеров с входом сверху; в нем ставят ложе с постелью, горящий светильник и скудный запас необходимых для поддержания жизни продуктов — хлеб, воду в кувшине, молоко, масло: римляне как бы желают снять с себя обвинение в том, что уморили голодом причастницу величайших таинств. Осужденную сажают на носилки, снаружи так тщательно закрытые и забранные ременными переплетами, что даже голос ее невозможно услышать, и несут через форум. Все молча расступаются и следуют за носилками, не произнося ни звука, в глубочайшем унынии. Нет зрелища ужаснее, нет дня, который был бы для Рима мрачнее этого. Наконец носилки у цели. Служители распускают ремни, и глава жрецов, тайно сотворив какие-то молитвы и простерши перед страшным деянием руки к богам, выводит закутанную с головой женщину и ставит ее на лестницу, ведущую в подземный покой, а сам вместе с остальными жрецами обращается вспять. Когда осужденная сойдет вниз, лестницу поднимают и вход заваливают, засыпая яму землей до тех пор, пока поверхность холма окончательно не выровняется. Так карают нарушительницу священного девства» (там же, 9—10).

К древнему времени восходит учреждение в Риме и целого ряда других жреческих должностей и коллегий, из которых особого упоминания заслуживают фециалы, арвальские братья и салии. «Фециалы, составлявшие коллегию из 20 лиц (из высших сословий), совершали известные религиозные обряды при объявлении войны и заключении мира для придания этим актам религиозного значения. Если римский народ считал себя оскорбленным другим народом, то посылал к нему 2—4 фециалов, чтобы по установленному обычаю требовать удовлетворения. Если требование исполнялось, дело кончалось миром; в противном случае давался известный срок (около 30 дней), по истечении которого старший из фециалов — pater patratus призывал на границе неприятельской земли богов в свидетели нанесенной обиды и по возвращении в Рим докладывал о неуспешности возложенного на него поручения. Если после этого сенат решал объявить войну, то pater patratus снова отправлялся на неприятельскую границу, произносил в присутствии по крайней мере трех свидетелей торже­ственную формулу объявления войны и бросал в неприятельскую землю окровавленное копье. Война, объявленная с соблюдением всех таких формальностей, называлась вполне законной (iustum piumque duellum)... При заключении договора читалось сперва содержание его, а затем pater patratus убивал кремневым ножом свинью, призывая при этом Юпитера в случае злонамеренного нарушения договора так поразить римский народ, как он (жрец) поражает свинью... Арвальские (т. е. полевые) братья — очень древняя коллегия из 12 жрецов богини земли (Dea Dia), которые ежегодно в мае месяце в роще богини близ Рима совершали жертвоприношение ради плодородия полей (arva), причем совершали танец и пели древнюю песнь в честь Ларов и Марса (carmen fratrum arvalium), начинавшуюся словами: «Enos (=nos), Lases (=Lares), iuvate», т. е. «нам, Лары, помогите»... Салии (собственно плясуны) — коллегия из 12 жрецов бога Марса... Первого марта и в следующие затем дни салии совершали в честь Марса торжественные шествия по городу в военном одеянии — вышитой тунике и медных латах, имея в левой руке один из 12 священных щитов (ancilia), а в правой руке — короткое копье, которым ударяли о щит. В известных местах города, например на Капитолии, на Комиции, они исполняли военный танец (откуда салии получили свое название) и пели священные песни (сохранившиеся в отрывках). Каждый день процессия заканчивалась блестящим пиром, роскошь которого вошла в поговорку. Вся процессия изображала собой торжественное выступление в поход детей Марса, т. е. римлян» (Санчурский Н. В. Ук. соч. С.152—154).

Римская религия носила ярковыраженный пантеистический и гетерогенный характер: культы многих богов были местного, италийского происхождения, но были и заимствованные со стороны, а главное — все довольно рано подверглись нивелирующему греческому воздействию. В результате, по греческому подобию, составился круг 12 главных божеств, куда вошли царственная чета Юпитер и Юно­на и десять других богов, их спутников: Аполлон, Венера, Веста, Вулкан, Диана, Марс, Меркурий, Минерва, Нептун, Церера. Эти и другие, более второстепенные божества условно были разделены на три категории — богов небесных, земных и подземных с соответ­ствующим распределением функций. Ниже по тому же пособию В. Санчурского приводим список наиболее значимых божеств, распределенных по названным категориям, с указанием их греческих эквивалентов.

Боги римского пантеона

1. Божества света и неба (dei [dii, di] superi, или caelestes)

ЮПИТЕР — верховный бог неба, отец богов и людей, охранитель мирового порядка (греческий Зевс).

ЮНОНА — царица неба, сестра и супруга Юпитера, покровитель­ница брака и материнства (греч. Гера).

ДИАНА — богиня Луны, покровительница растительной жизни в лесах и на полях, а также охоты (греч. Артемида). МИНЕРВА — дочь Юпитера, богиня мудрости, покровительница наук и искусств (греч. Афина).

ЯНУС — древнее чистоиталийское божество, почитался первоначально как бог света, небесный привратник, утром открывавший, а вечером закрывавший врата неба, позднее — как бог всякого начала, а также входа и выхода.

2. Боги земли и растительной жизни (terrestres)

а) Боги сельской жизни

САТУРН — древнее италийское божество посева и жатвы и происходящего отсюда довольства и благосостояния (в позднейшее время отождествлялся с греч. Кроносом, отцом Зевса). ВЕНЕРА — богиня весны, пробуждающейся природы, любви и красоты (греч. Афродита).

ЛИБЕР — покровитель виноделия, позднее отождествлялся с греческим Вакхом (Дионисом). Его супруга Либера под именем Прозерпины отождествлялась с греческой Персефоной. МАРС — первоначально бог весны и земледелия, а впоследствии — бог войны, считался отцом Ромула и Рема (греч. Арес). ФАВН — древнее чистоиталийское божество, охранитель лесов и защитник стад от волков (греч. аналог — Пан). ЦЕРЕРА — богиня растительности, земледелия и хлеба (греч. Деметра).

б)  Боги общественной жизни

ВЕСТА — древняя италийская богиня очага, охранительница домашней, семейной, равно как и государственной жизни (греч. Гестия). ВУЛКАН — бог огненной стихии, впоследствии отождествленный с греческим Гефестом и почитавшийся как покровитель кузнечного дела.

МЕРКУРИЙ — бог торговли и всякого промысла, воплощение ума, ловкости и изворотливости (греч. Гермес).

в)  Божества вод

НЕПТУН — бог моря (греч. Посейдон).

НИМФЫ — божества рек и источников, сходные с греческими божествами того же названия.

КАМЕНЫ — речные Нимфы, сообщающие людям вдохновение и прорицание, впоследствиии отождествлялись с греческими Музами. Среди Камен особенно почиталась Эгерия, бывшая, по преданию, супругой и советчицей царя Нумы Помпилия.

3. Боги преисподней и смерти (dii inferi)

ПЛУТОН — главное божество подземного мира, властитель царства мертвых (греч. Аид).

ОРК — бог разрушения и смерти, увлекающий свою жертву в подземное царство и держащий ее там в плену, отождествлялся с Плутоном.

Кроме того, чрезвычайно популярными были следующие чисто римские, леперсолифицироваллые божества: ГЕНИЙ — дух человека (или народа, города, государства), податель и хранитель его жизни; боги-покровители: ПЕНАТЫ — покровители семьи, ЛАРЫ — покровители дома, МАНЫ — собственно добрые духи, под которыми разумелись души умерших, пребывавшие в подземном мире, но являвшиеся время от времени на землю и наблюдавшие за жизнью живых.

В особую группу можно выделить иноземные божества, не имевшие прямых аналогов в староримской религии, но рано усвоенные и римлянами.

АПОЛЛОН — греческий бог, сын Зевса и Латоны, почитавшийся как защитник блага и порядка, покровитель предсказаний и оракулов, поэзии, музыки и пения, позднее отождествленный с Гелиосом, ставший богом солнечного света и в этом качестве прозванный Фебом (Светлым).

ГЕРКУЛЕС (латинская форма для греческого «Геракл») — сын Зевса и Алкмены, знаменитый герой, за свои подвиги удостоенный бессмертия и причисленный к сонму богов.

ДИОСКУРЫ, братья-близнецы Кастор и Поллукс — сыновья Зевса и Леды, славившиеся один (Кастор) как укротитель коней, а другой (Поллукс) как кулачный боец, считались покровителями в битвах и на море.

ЭСКУЛАП (латинская форма для греческого «Асклепий») — сын Аполлона, бог врачевания.

Помимо греческих, популярными становились и некоторые восточные божества. Среди них первой должна быть названа Великая матерь богов (Magna mater deorum) — малоазийская богиня земли и плодоносящего начала, известная также под фригийским именем КИБЕЛЫ, культ которой официально был введен в Риме в конце III в. до н. э., во время Ганнибаловой войны. Позже, к концу Республики, среди части римского общества распространилось почитание египетских богов ИСИДЫ, ОСИРИСА и СЕРАПИСА, а также иранского божества МИТРЫ.