Древний Рим: Республика

Упадок демократического движения и I триумвират

6. Консульство Цезаря

Цезарь, став консулом, внес на рассмотрение сената три законопроекта. Первым был аграрный закон (возможно, что аграрных законов Цезаря было два; источники в этом вопросе неясны). Фактически он имел в виду прежде всего ветеранов Помпея и по своим принципам повторял законопроект Сервилия Рулла. Раздаче подлежали государственные земли в Кампании. Если бы их не хватило, должны были покупаться другие земли в Италии за счет доходов с новых восточных провинций. При наделении землей преимущество давалось бедным гражданам, отцам по крайней мере трех детей. Руководство выполнением аграрного закона возлагалось на особую комиссию из 20 человек. Вторым было предложение утвердить все распоряжения Помпея на Востоке. Третьим — снизить на 1/3 арендную плату для откупщиков.

Все три предложения, как и следовало ожидать, встретили в сенате сильнейшее противодействие, доходившее до обструкции (в римском сенате обструкцию устраивали так же, как позднее в английском парламенте: так как время ораторов не было ограничено, то Катон при обсуждении вопроса о снижении откупных платежей говорил до закрытия заседания). Тогда Цезарь внес предложения прямо в комиции. Борьба перекинулась туда. Бибул пытался срывать собрания, ссылаясь на неблагоприятные знамения; некоторые народные трибуны, принадлежавшие к партии оптиматов, наложили veto на законопроекты; Катон кричал о незаконности действий Цезаря — последний не считался ни с чем. Ветераны Помпея, явившиеся в день голосования с кинжалами, спрятанными под одеждой, дали решительный перевес сторонникам Цезаря. Друзья Бибула, боясь за его жизнь, увели его насильно с форума, Катона просто выбросила толпа. Тогда Цезарь провел свои законопроекты. Во главе аграрной комиссии были поставлены Помпей и Красс. Цезарь отказался в нее войти. После этого Бибул в знак протеста заперся в своем доме и до конца года не выходил из него. Поэтому, когда хотели обозначить должностной год Цезаря и Бибула, в шутку говорили: «При консулах Юлии и Цезаре».

Среди других мероприятий, проведенных Цезарем в 59 г., особенно важен закон о вымогательствах (lex Julia repetundarum). Он устанавливал нормы платежей провинциальным наместникам и увеличивал ответственность за вымогательства. Этим законом Цезарь начал тот ряд мероприятий, направленных к облегчению положения провинциалов, который он продолжил, став диктатором.

Нужно отметить также, что, по распоряжению Цезаря, в Риме начали публиковать постановления сената и народного собрания (acta senatus et populi Romani). Это была первая в истории официальная газета. Для Цезаря она служила средством организации общественного мнения по поводу важнейших политических вопросов и таким путем влияния на него.

С точки зрения планов Цезаря огромное значение имело то, какую провинцию он получит после окончания срока своего консульства. По закону Г. Гракха, сенат еще до выборов должен был назначать будущим консулам провинции. Допуская, что одним из них станет Цезарь, сенат предусмотрительно определил консулам 59 г. две второстепенные провинции. Не это нужно было Цезарю. Его сторонник, народный трибун Публий Ватиний, провел через народное собрание постановление, чтобы в отмену прежнего сенатского решения Цезарю были даны в управление Цизальпинская Галлия и Иллирия сроком на 5 лет с правом держать там 3 легиона (lex Vatinia).

Тогда сенат, чтобы поддержать свой престиж, вынужден был тоже дать что-нибудь Цезарю. Сенаторы не нашли ничего лучшего, как по предложению Помпея прибавить Цезарю еще Нарбонскую Галлию (южную часть Транзальпинской Галлии) с 1 легионом (без указания срока).

У сената и Помпея была, конечно, задняя мысль. Цизальпинская Галлия находилась слишком близко от Рима. Оставаясь в ней, Цезарь всегда мог контролировать римские дела. Следовательно, задача состояла в том, чтобы услать его как можно дальше от столицы и задержать там возможно дольше. Транзальпинская Галлия прекрасно подходила для этой цели. Положение там было таково, что большая колониальная война казалась неизбежной, и Цезарь неминуемо должен был надолго в ней завязнуть.

Таковы были расчеты противников Цезаря. Ошибочность их заключалась в том, что они являлись расчетами ближнего прицела. Цезарь же метил гораздо дальше.