История Древнего Ирана

9. Дарий I

Восстания, разгоревшиеся в Персидской державе, описаны в важнейшем документе персидской истории, в так называемой Бехистунской надписи, высеченной на высокой скале на дороге из Багдада в Тегеран. В этой надписи Дарий I, происходивший из боковой линии царского дома Ахеменидов, сообщает, что после смерти Камбиза в стране начались большие волнения; в Эламе, в Вавилоне, в Мидии и даже в самой Персии появились самозванцы и вспыхнули восстания. Далее Дарий говорит, что он вместе с немногими людьми, которых Геродот называет знатнейшими среди персов, убил мага Гаумату, объявившего себя Бардией, братом Камбиза. Затем Дарий подавил восстания, одержал победу над всеми самозванцами и вождями восставших и восстановил власть единого персидского царя и могущество объединенного Персидского государства. Бехистунская надпись сообщает об этом в кратких, но выразительных словах: «Пока я был в Вавилоне, следующие области... отложились: Персия, Элам, Мидия, Ассирия, Египет, Парфия, Маргиана, Саттагидия, Скифия». О своем конечном торжестве Дарий говорит так: «Вот что я совершил по воле Ахурамазды в течение одного года. После того как я стал царем, я дал 19 сражений. По воле Ахурамазды я разбил (противников) и взял в плен 9 царей». Яркой иллюстрацией этих слов является рельеф, высеченный на Бехистунской скале и изображающий одного поверженного и девять связанных врагов перед лицом победоносного персидского царя. Этот рельеф и длинная надпись на персидском, вавилонском и новоэламском языках были своего рода манифестом, в котором Дарий возвещал об умиротворении страны, о восстановлении им государственного единства, о тех «благодеяниях», которые он оказал народу, и о той привилегии, которой должны были пользоваться потомки его приверженцев.

Волнения и смуты обнаружили внутреннюю слабость и непрочность Персидского царства. Народы, покоренные Киром и Камбизом, после смерти последнего начали борьбу за свою независимость. В восстаниях приняли участие широкие массы трудового люда, бедняки и рабы. Даже в самой Персии разгорелось большое восстание «антаков», очевидно, бедняков, которое приняло широкие размеры. Особенно крупное народное восстание произошло в Маргиане (современная долина Мургаба в Туркменистане). Чтобы подавить это восстание, Дарий должен был послать особое войско под начальством Дадаршиша, сатрапа Бактрии. Судя по тому, что при подавлении этого восстания было убито более 55 тыс. мятежников, восстание охватило широкие слои населения. Дарий I, захватив царскую власть и подавив все восстания, вынужден был изобразить себя другом народа, который заботится об интересах самых широких слоев населения. Именно поэтому Дарий объявил в своем манифесте: «Святилища, которые маг Гаумата разрушил, я восстановил. (Я вернул) народу (его) пастбища, имущество, жилища, которые маг Гаумата у него отнял».

Но Дарий, конечно, не проводил политики действительной и последовательной защиты интересов широких слоев населения. Принужденный в начале своего царствования пойти на некоторые реформы в интересах народа, он впоследствии стал снова проводить традиционную политику древневосточных деспотов, опиравшихся на рабовладельческую и землевладельческую аристократию, на богатых торговцев и жречество. Знатные персы владели большими поместьями, например в Египте, на которых работали рабы (грда), считавшиеся движимым имуществом знатных; рабов даже клеймили, как скот.

Судя по эламским деловым документам из Персеполя, в Персии начиная со времени Дария I, среди массы трудового населения свободных общин началось резкое социальное расслоение. В Персеполе работало много ремесленников. Это были плотники, каменотесы, скульпторы, инкрустаторы, ювелиры, медники, оружейники. Наряду с ними упоминаются носильщики, виноделы, пивовары. Можно думать, что это были обедневшие, разорившиеся общинники, потерявшие свои земельные наделы и вынужденные искать заработок в крупных царских поместьях и мастерских или на постройке дворцов. Естественно, что государственная власть в лице царя, крупнейшего представителя рабовладельческой и землевладельческой аристократии, должна была принимать и принимала меры, чтобы держать в повиновении всю эту массу обедневшего населения. Чтобы укрепить положение аристократов, персидские цари раздавали им большие земельные владения и иногда наделяли титулом «благодетелей царя». Крупные землевладельцы получали от царя различные привилегии: они пользовались правом творить суд и расправу в своих владениях, освобождались от налогов и повинностей. Это постепенно привело к образованию больших, почти независимых княжеств, как, например, княжество Отанидов в Каппадокии или Тиссаферна в Карии. Крупные храмы также получали от царя привилегии. Кир освободил храм Аполлона в Магнезии от податей и повинностей, а Артаксеркс пожаловал такие же привилегии Иерусалимскому храму. Персидская знать владела крупными поместьями, например в Вавилонии, и отдавала земли в аренду местному населению. Самый большой земельный фонд сосредоточился в руках персидского царя. Царю принадлежали большие и благоустроенные поместья с роскошными парками, которые греки называли «парадейсос» (откуда позднейшее слово «парадис», в христианскую эпоху обозначавшее «рай»). При царских поместьях были большие лесные дачи с обильной дичью для царской охоты, фруктовые сады и саженые леса с питомниками для акклиматизации редких и ценных иноземных растений. Царю также принадлежали большие ремесленные мастерские, в которых, очевидно, работали рабы. Эти рабы, называвшиеся по-персидски «маниа» или «грда», происходили по большей части из военнопленных, а также из обедневших общинников. Их использовали на строительных работах, в сельском хозяйстве и в ремесленных мастерских. Они получали от своих хозяев или из царской сокровищницы натуральное довольствие, и их клеймили, как рабочий скот. В Персеполе на постройке знаменитого «колонного зала» работали дворцовые рабы. В Финикии царю принадлежали большие мастерские, в которых изготовлялся драгоценный пурпур.