Древний Рим: Республика

Внешняя политика Рима в Ранний период

Свержение царской власти, борьба с этрусками ослабили Рим. Поэтому римляне стали искать себе союзников и нашли таковых в лице латинов и герников, в результате чего в начале V в. сложился тройственный союз, противостоявший общим врагам — эквам, вольскам и этрускам. Первым крупным внешнеполитическим успехом Рима было завоевание города Вейи (в начале IV в.). Однако вскоре, в 390 г., Рим постигла катастрофа — нашествие галлов. Только к середине IV в. Рим окончательно оправился от поражения и перешел к активной внешней политике. С 343 г. начинается решающий этап борьбы Рима за объединение Италии под своей властью. Главным противником выступили самниты, победа над которыми после трех тяжелых войн сделала Рим гегемоном всей Италии. В начале III в. царь Эпира Пирр попытался сокрушить могущество римлян, но Рим выдержал испытание на прочность и к 264 г. окончательно закрепил свое господство над Италией.

493 г. — заключение договора между римлянами и латинами.

396 г. — захват города Вейи.

390 г. — захват Рима галлами.

343—290 гг. — Самнитские войны.

280—275 гг. — война с Пирром.

1. Внешняя политика в царскую эпоху

Внешняя история Рима в царский период, так же как и его внутренняя история, содержит в своей традиционной форме много недостоверного и может быть восстановлена лишь в самых общих чертах. В VII в. на территории старого Лация существовало несколько примитивных федераций латинских народцев, одной из которых было объединение вокруг Альбы Лонги. Центром его было святилище Латинского Юпитера на Альбанской горе. По-видимому, в это объединение входил и царский Рим. Пережитком такого положения являлся Латинский праздник, ежегодно справлявшийся и в более поздние времена при святилище Юпитера. Характер Альбанской федерации нам не известен. Можно только предполагать, что она была очень примитивной и что Рим не играл в ней руководящей роли.

Разрушение Альбы Лонги традиция приписывает царю Туллу Гостилию, и, как было указано в главе V, это свидетельство кажется правдоподобным. Однако нельзя сказать ничего определенного о том, оказалась ли Альбанская федерация после этого распущенной, а если уцелела, то какую роль стал играть в ней Рим.

Традиция упоминает и о других войнах этой эпохи — с латинами, сабинами и этрусками. Эти события не поддаются проверке, хотя и очень вероятны: нижнее течение Тибра и плодородная равнина Лация были объектами воздействий, идущих со стороны окружающих народов, и Рим играл роль не только наступающей, но и обороняющейся стороны. Один момент здесь должен быть подчеркнут: стремление Рима к устью Тибра с целью захвата соляных промыслов. И хотя данные традиции об основании Анком Марцием гавани Остии при впадении Тибра в море должны быть отброшены (Остия была основана позднее), само движение Рима в этом направлении и войны на этой почве с этрусками, по всей вероятности, соответствуют действительности (гл. V).

Начиная с Тарквиниев, усиливается борьба Рима с Южной Этрурией. И хотя традиция страдает здесь сильными преувеличениями (например, тот совершенно невероятный факт, что при обоих Тарквиниях и Сервии Туллии Рим подчинил себе союз 12 этрусских городов), в целом общее направление римской политики при трех последних царях освещено правильно. Точно так же соответствует действительности огромное усиление римского влияния в Лации. Об этом говорят как данные традиции о покорении многих латинских общин представителями этрусской династии, так и договор с Карфагеном 508 г.

В главе VII мы привели текст этого замечательного документа, под­линность которого не вызывает сомнений, и дали его толкование. Здесь нужно повторить, что договор свидетельствует о широте торговых интересов Рима в ту эпоху и о его влиянии в прибрежной полосе Лация, простирающейся почти до Кампании. Оба эти факта, в особенности если сопоставить их с сужением внешней политики Рима в раннереспубликанский период, могут говорить только об одном: в конце VI в. Рим находился в сфере этрусских торговых и политических влияний.

В главе VII мы говорили и о внешних событиях, связанных с падением царской власти в Риме: о подчинении Рима Порсенной, о походе Арунта и его поражении при Ариции латинами и кампанскими греками. Это поражение не только ускорило падение этрусского господства в Риме, но и привело к тому, что большая часть Лация получила независимость. Восемь латинских общин (Тускул, Ариция, Ардея, Ланувий, Лаврент, Кора, Помеция и Тибур) составили новую федерацию (возможно, что это была одна из старых латинских федераций, к этому времени окрепших), во главе которой стоял Тускул, но религиозным центром было святилище Дианы в Ариции.